У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!
Ищем глашатая племени Теней


2.11 Названы лучшие игроки октября и почетный персонаж месяца! Спасибо за участие в голосовании. Желаем вам активной игры, ведь может именно в декабре вам достанется звание почетного персонажа?
6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 101 страница 120 из 392

1

http://s8.uploads.ru/mIcRS.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">М</size></b><font size="2">инуя тоннель в зарослях ежевики и утёсника, что окружают лагерь Грозового племени по периметру, воители попадают на главную поляну. Здесь довольно много свободного пространства, чтобы вместить всё племя, песчаная почва с редкой порослью травы, а так же много валунов, некоторые из которых воители приспособили под палатки, - всё это следствие того, что когда-то очень давно, когда коты ещё не заселили этот лес, на месте Грозового лагеря протекала река, отчего-то пересохшая и оставившая в лесу вымытую ложбинку. Ближе всего ко входу расположена палатка воителей, главных защитников племени. Далее огромная скала, с которой лидер племени проводит собрания и у подножия которой расположено его жилище. По другой стороне лагеря друг за другом виднеются палатка старейшин в поваленном дереве, палатка оруженосцев у старого пня и детская в зарослях ежевики. На противоположном конце лагеря можно заметить папоротниковый туннель, ведущий к пещере целителя, расщелине между камней. 
Коты Грозового племени любят проводить вечера у зарослей крапивы возле палатки воинов, где обсуждают события прошедшего дня, ужинают или просто вылизываются. На ночь у входа в лагерь обязательно оставляют одного или двух дозорных.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+2

101

Палатка оруженосцев >>

Палатка больше не родная, камни больше не родные, земля под ногами — откуда она вообще взялась? Лучше бы коты по соснам скакали и землю эту не видели вовсе — слишком много бед на ней происходит.
С этого момента опасно все, каждая чертова веточка несет в себе потенциальный шрам. Можно ли теперь вообще ходить или лучше лежать-не-двигаться-умереть где мать родила?

Выпрыгивать из палатки ошалевшим черным клубком наверное не самый лучший способ жить, если ты пугливый и не хочешь никого сейчас видеть
кроме нее.

Воздух пропитался волнением — не успеваешь отойти от Совета, как Совет возвращается к тебе, в тебя. Насколько успешен шанс притвориться, что тебя там не было? Для себя — в первую очередь. Сколько раз нужно в реку войти, чтобы смыть эти запахи, слова и чувства из-за них, память обо всем этом? Сколько слов нужно звездам сказать, чтобы предводительская ссора осталась на валуне, сгнила в ночь того дня и следа от себя не оставила?

Черный клубок больше не двигается — слушает, осматривается. ему обязательно нужно убедиться, что Опалённая жива (она должна быть жива), что звезды не могут посылать ему знаки во сне (ну правда, это дело целителей) и что сумрачным духом здесь не пахнет и не пахло (и не будет пахнуть).

Припасть-перенести-двигаться-не поднимать-следить.
Вот она, пташка, живая. Живая? Картинка от ужаса набок едет. Горелый сам себе не верит, все его страхи, все красные оттенки в реальность перекочевали. С ней еще двое, тащат бедную, словно с войны, словно из того самого сна вылезли. Так и видится — перешагнуть границу лагеря и окажешься на той самой поляне среди четырех дубов, подминая липкую багровую траву и молясь черному небу за души бывших соплеменников.

Черный бежит, мчится навстречу, задыхаясь от страха, но слова Куницы щитом отбивают, заставляя повернуться и мчаться в противоположную сторону. Я успею, он успеет, никто не умрет, пожалуйста.

>> палатка целителей

Отредактировано Горелый (19-10-2018 22:08:57)

+5

102

С каждым шагом тяжесть казалось бы столь невесомого тельца увеличивалась, сдавливая лопатки непосильной ношей; он был готов провалиться сквозь землю, но упрямо продолжал, внезапно ставший таким длительным, путь до лагеря, с дрожью в конечностях выдерживая свою нагрузку. Она физически, ощутимо сдерживала ничтожные остатки духа, что ещё копились в нем, направляя и координируя действиями, однако наваливающаяся на плечи усталость лишь ухудшала ситуацию.

Он прокручивал в голове минувшее и навеянное, пытаясь в мыслях разорвать эту тонкую нить беспокойства, но те лишь нагоняли упущенное резким, болезненным ритмом наперебой с едва уловимым чужим пульсом. Он срывался  на рык, взрыхляя когтями торф и переставляя пульсирующие от перенапряжения лапы, пытаясь совладать с обуреваемым чувством дежавю.

Все повторялось снова. Новая порция безысходности; собственная беспомощность добивала — он погряз в этом дерьме, и единственным выходом было сейчас: строить чёртовы надежды на лучший из возможных исход.  Сколько он мог потягивать лапу помощи, сколько мог подставляться под удар хребтом, чтобы в итоге видеть обстоятельства поломанных судеб?

Подпирая плечом тонкостное плечо соплеменницы, он почувствовал, как тяжесть сковывает мышцы и как внезапно резкой болью пульсирует рана, заставляя оседать, пока тихий голос не пронзил набат стучащей в ушах крови.

Хреново, но я справлюсь, —  ответом был едва ли тот самый раскатистых бас, присущий ему обыкновенно. К горлу подступила тягучая слюна, примешанная с желчью: подрываясь хрипами, Тайфун бросал последние силы на сохранение хотя бы видимой устойчивости.

Поляна встречала непривычной тишиной. Несколькими мгновениями все смешалось, давлением на подкорку вынуждая янтарные глаза забагроветь от лопнувших капилляров.

Просто сделайте так, чтобы она жила. — сквозь зубы процедил, на секунду вразумлённый настойчивым толчком под подбородок — сейчас ему не помешала бы хорошая пощёчина. Но он просто тряхнул головой, фокусируясь на мельтешащих фигурах;  те, впрочем, вскоре смазались к бесцветному блюру.

С того момента, как тело Опалённой скатилось с его спины, все так же безвольно ниспадая к земле, образы окончательно смешались, звуки претворились в белый шум, и Тайфун замер, проедая взглядом пятна на пёстрой шерсти, почти заворожённый, пока тревога, будто чума, проедала нутро изнутри, рассыпаясь кучей осколков вновь  разбереженной души.

Отредактировано Тайфун (20-10-2018 02:22:37)

+6

103

офф%

пост запоздалый, ушли из лагеря раньше, чем пришли раненые

Уши повернулись в сторону источника звука, и вот Ласточка уже приветствует проснувшегося лидера чуть приподнятым навстречу подбородком. Чуть бесцеремонно - ясное дело, чьи корни - скользнув взглядом по фигуре не очень-то выспавшегося и подмятого Солнцезвезда, кошка поджала губы, в очередной раз пожалев о том, что пропустила такой Совет. Все, кто посетил вчерашнее мероприятие, то и дело жужжали о произошедшем, но куда чаще, чем имена речных или ветряных котов, звучали вышеупомянутые Сумрачные. Живо представляя себе перепалку уверенного, вспыльчивого Солнцезвезда и совершенно дикой Кометы, кошка каждый раз ощущала зуд в подушечках лап: когти просились наружу, и было бы очень занятно сойтись в битве с этой черной предводительницей.
— Видишь, как хорошо, что я проспал дольше всех вас, - хмыкнул вместо приветствия золотисто-бурый, на что Ласточка ответила ему тем же звуком.
- Не привыкай. Невиданная роскошь для предводителя, - в тон ему беззлобно ответила черно-белая, присаживаясь и оборачиваясь хвостом, пока лидер раздавал свои распоряжения. Не высмотрев в толпе бурую шкуру глашатая, Ласточка холодно приподняла брови и принялась вылизывать грудку в ожидании дела для себя и вся в мыслях о том, как некоторые из верхушки племени любят, оказывается, поневыполнять свои обязанности.
Холодный взгляд коснулся шкуры появившегося Чертополоха, и кошка поджала губы. Может, она и правда бы справилась с этими обязанностями лучше? Как минимум потому, что просыпается пораньше.
— Ласточка, - уши навострились, но кошка в силу привычки нарочито медленно повернула голову к предводителю, ожидая указаний с хитрецой в голубых глазах, - отправляешься со мной в охотничий патруль. Мышелапая — тоже, —  распорядился лидер, и Ласточка, неспешно поднявшись, так же неспешно прошла к лидеру. Все же, сегодня ее шубка была особенно ухожена, и грех был бы не продемонстрировать это окружающим.
— Мышелапая, напомни мне, как нам следует драться с воином племени Теней на нашей территории и о чём нужно помнить, — Солнцезвёзд перевёл взгляд на чёрно-белую спутницу. — А пока у неё есть время на раздумья, я бы хотел услышать последние новости.
Комок в горле, который кошка тут же проглотила.
- В целом, в лагере тихо. Думаю, есть шанс, что совсем скоро в племени появятся котята, но кто я такая, чтобы сплетничать об этом... - медовым голосом промурлыкала черно-белая, выравнивая шаг в легкую рысь.

---> большой платан

Отредактировано Ласточка (20-10-2018 10:52:54)

+5

104

НАЧАЛО ИГРЫ

[indent] Она едва ли спала этой ночью. Дурные вести, принесённые вернувшимися с Совета котами, не шли из головы, будоража живое, подвижное воображение, услужливо рисующее маковые узоры на первом в этом году свежевыпавшем снежке. Мысленно содрогаясь, юница каждый раз пыталась заглянуть глубже, под белёсое полотно, присыпавшее какие-то бугры - ухабы или тела? - но картина обрывалась, заставляя сжиматься и глотать крик, широко распахивая округлые глаза. А ночь... Что с неё взять? Сколько ни всматривайся в темноту, толку не будет. Лишь под утро, окончательно измотанная и подавленная, Сипуха смогла забыться поверхностным, но относительно спокойным сном, лишь судорожно подрагивающие усы выдавали напряжение, все эти часы преследовавшее её по пятам.
[indent] Не удивительно, что черепаховая проспала сборы первого рассветного патруля. Она смогла разлепить веки покрасневших глаз лишь когда солнце упрочило своё положение на небосводе, а поляна наполнилась топотом лап и шумом голосов. Неуверенно потянувшись, ученица высунулась из гнёздышка, разминая затёкшие лапы: борясь с ночными кошмарами, она свернулась в слишком тугой клубок, и теперь каждая клеточка спешила припомнить ей эту экзекуцию. Короткая ревизия в обитель воителей выявила, что Куница уже ушла. Не разбудила... Догадалась и пожалела? Волна стыда прилила к щекам: настоящие воители не должны быть такими впечатлительными, не должны бояться снов и мыслей, которые сами же и раздули. Разве сможет она иначе защитить племя? Виновато копнув землю, кошечка ещё несколько секунд потопталась на месте и взяла курс к общей куче. Желудок сводило от голода, но она ещё не охотилась для племени, а наставницы, чтобы отпроситься, не было под боком. Может, занести угощение Малине? Если буду смотреть жалобно, вдруг угостит? Выберу что-нибудь покрупнее, и это не будет выглядеть, словно я объедаю старейшину.
[indent] Но не всем планам суждено сбыться. Едва склонившись над общей кучей, Сипуха ощутила порыв ветра на шерсти, и принёс он помимо свежих лесных запахов какой-то резкий, неприятный смрад, приправленный... Кровью? Юница отшатнулась, успокаивая себя мыслью, что это всё ещё воображение играет с ней дурные шутки, а кровь - это ведь естественно, добычу убивают, она всегда отдаёт солоновато-медным запахом. Только вставшая дыбом шерсть никак не укладывалась: грозовая сама себе не верила, разумом понимая, что всё происходит наяву. Что не зря ей сегодня снились эти странные сны, что случилась беда, которая вот-вот ворвётся на их поляну, разрушив утреннюю негу.
[indent] Страха не осталось. Лишь к горлу подступил мешающий сглотнуть тугой комок. Ей казалось, она уже знает, что увидит, но когда на поляне появилась поддерживающая окровавленного Тайфуна не менее израненная Куница, когда взгляд зацепился за бесформенный кусок пятнистого меха, безвольно лежащий на широкой спине кота, когда внутренний голос сипло, на оборванном выдохе прошептал имя Опалённой, что-то треснуло и рухнуло внутри Сипухи. Не сердце - оно даже не ускорило ритм. Надежда? Вера в этот мир, в это солнце над головой, в это утро, такое обманчиво доброе и тёплое, но принёсшее лишь оседающий на нёбе, осязаемый настолько, будто слизываешь его с листа, привкус крови?
[indent] Хотелось спросить, что произошло, но из-за кома в горле наружу вырвалось лишь глухое сдавленное шипение. На ватных, каких-то совсем чужих, незнакомых лапах юница бросилась к котам, не в силах решить, что же ей делать. Ореха не было. Бабочки не было. Солнцезвёзда не было. Но был едва стоящий на ногах кот, была её израненная наставница. И была Опалённая, к которой даже прикоснуться было страшно: вдруг не дышит? Но черепаховая всё же пересилила себя и, склонившись над бесчувственной кошкой, нежно лизнула её в нос дрожащим языком, улавливая усами огонёк дыхания и искренне веря, что где бы ни была сейчас душа Опалённой, в любой темноте она почувствует её поддержку. Сил говорить всё ещё не было. Смотря на Куницу большими - даже большими, чем обычно - глазами, в которых плескалась растерянность, Сипуха робко прижалась к боку Тайфуна, желая облегчить наставнице ношу и просто показать, что она рядом. Что всё закончилось, что вокруг свои. И скоро всё опять будет хорошо. Непременно будет. Только вот... Как заставить поверить в это свою душу?
- Потерпите немного... Сейчас... Сейчас всё будет... - она не узнаёт свой шепот. И даже не уверена, что слышит себя, но ясно чувствует, как продолжает трескаться что-то внутри. За что? Предки, за что? Как хочется улыбнуться. Ободрить, обнадёжить. Так, как только она умеет, словно поцелуем тёплого летнего солнечного лучика. Но губы дрожат, и она боится заплакать, если их уголки сместятся ещё хоть на миллиметр.
[indent] Предки, почему же так больно?!

Отредактировано Сипуха (22-10-2018 22:06:58)

+5

105

Змеелов выскользнул на поляну и от всей своей чёрной душонки потянулся, выпуская когти и растягивая позвонки. Его вполне устроило, что сегодня он избежал участи быть определённым в один из утренних патрулей, что, несомненно, подразумевало бы короткий сон и обход границ в компании мрачных невыспавшихся физиономий, которые беленились на любую попытку разрядить атмосферу, отравленную назревшим конфликтом. В котором, к слову, смысла было меньше, чем в попытке научить мышь Воинскому закону. Однако безмятежность испарилась, стоило ему почувствовать запах крови, а секундами позже — увидеть, как покалеченная процессия входит в лагерь.

— Какого... — открыл старший воитель пасть, мгновением спустя с громким хлопком закрывая её обратно. То, что ранее было принято за серьёзные, но всё же обещающие быстро зажить раны, оказалась на деле зверством, коих в своей не шибко длинной жизни он видел мало. Быстро скользнув янтарными глазами по каждому из троих, он широким шагом приблизился к патрульным. Взгляд сам собой остановился на Опалённой, пострадавшей, очевидно, сильнее прочих: нахмурившись, Змеелов посмотрел на Тайфуна. — Выживет. Может даже умудрится пережить предание о Вяхире и зловонном дубе — молодая ещё, — отрезал чёрный, приближаясь к пёстрому телу и настолько бережно, насколько это позволяло ему умение, поднимая его. Острый запах с нотами железа ударил в ноздри, но он сделал над собой усилие и не поморщился: предполагал в общих чертах, какова может быть реакция бурого здоровяка, если сам Змеелов сейчас случайно сделает хоть на коготок хуже его подружке.

Тронув хвостом плечо Сипухи, старший воин выразительно кивнул в сторону Куницы, возле которой уже и так находилась вислоухая — очевидно, желая избавить свою наставницу от излишних усилий по нахождению в пространстве. За Тайфуном они вернутся сразу же, как Куница и Опалённая будут в палатке. Шею нестерпимо ломило от чрезвычайно тяжёлого груза, находившегося в зубах, и он из последних сил напрягал звенящие напряжённые мышцы, чтобы сохранять равновесие и не потревожить раненую. Вот же дерьмо.



палатка целителя.

+6

106

[indent] Сипуха, за свою короткую жизнь уже успевшая столкнуться со смертью, но ещё никогда не видевшая таких ран, такой крови, такой жестокости, оказавшимися совершенно непохожими на все те кошмары, которые подкидывало ей подсознание, настолько погрузилась в густую, липкую прострацию, что не видела и не чувствовала вокруг себя абсолютно ничего, лишь беспрестанно облизывала усы, стараясь справиться с разрастающимся в горле узлом, слишком подозрительно похожим на тошноту. И, когда хвост Змеелова тронул её плечо, юница крупно вздрогнула, испуганно застонав от неожиданности и вернувшись в реальность. Ужасную, жестокую реальность.
[indent] Несколько раз моргнув и с усилием мотнув головой в попытках понять, что же от неё требуется, вислоушка наконец с усилием кивнула, привстав на цыпочки, чтобы зарыться потеплевшим от волнения носом в шерсть на целом участке шеи Тайфуна. - Сядь, пожалуйста. Будет легче, - и тут же отстраниться, с виноватым видом оставив его без опоры. Тихо, словно боясь спугнуть что-то неосязаемое - остатки надежды на лучшее? - ступая, грозовая обогнула отряд, чтобы встать с другой стороны от Куницы, настойчиво обвив её плечи хвостом и прижавшись всем боком к пушистому чёрно-рыжему боку наставницы. Змеелов, уже водрузивший Опалённую на спину, шагал к палатке целителя, туда же, увлекая за собой старшую кошку, направилась Сипуха, постоянно оглядываясь назад то ли в надежде увидеть у входа в лагерь вернувшегося в сопровождении целителей предводителя (К ним же уже послали вестника, они ведь уже знают, правда?), то ли чтобы убедиться, что оставленный ей Тайфун не упал подобно Опалённой. Юница понимала, что Куницу необходимо сопроводить в палатку травников, чтобы вернувшиеся лекари сразу могли оказать им помощь, тем более, там, на специально подготовленных подстилках, пострадавшим будет намного комфортнее дожидаться помощи, но всё равно чувствовала жгучую, разъедающую совесть вину за то, что старший воитель оставался у входа один, что его поставили на второе место, не взяв с собой. Почему? Ведь он тоже был серьёзно ранен... - Давай поможем перебраться и Тайфуну? Пожалуйста... - всё также тихо, дрожащим голосом обратилась черепаховая.

Палатка целителя

Отредактировано Сипуха (23-10-2018 00:21:28)

+4

107

поющий ручей >>>

На ходу Бабочка размышляла то о словах Ореха о надвигающейся на племена буре, то о новых травах, которые совсем скоро могли пригодиться лекарям Грозового племени. Дубовые листья обеззараживают, как календула. Хвощ - заражённые раны. Воспалённые ткани, жар? Заражение может произойти... после укусов лисицы или барсука, да. Ох, барсуки. Пижма при вывихах. Оруженосцам чаще всего, они постоянно на тренировках о себе не заботятся. Хотя охотники тоже могут вывихнуть лапу, например, попав ею в кроличью норку. Раскладывая по полочкам в голове информацию, ученица целителя неспешно двигалась к лагерю вместе с наставником. Под конец пути от количества собранных трав уже болела шея, однако Бабочка мгновенно забыла о собственных неудобствах, когда при приближении к ежевичной стене в нос ударил вязкий запах крови. Шерсть на загривке рефлекторно поднялась дыбом, и кошка сорвалась на бег, влетая в лагерь следом за наставником.
Она видела суетящихся вокруг патрульных соплеменников, слышала тяжёлое дыхание и испуганные голоса, чуяла смрад смешавшихся запахов крови и барсука. Великое Звёздное племя, только не...
Бабочка крепче сжала листья лопуха, болтавшиеся в пасти и почувствовала, как в рот брызнул горький сок. Раненых уже уводили в палатку целителей, ученица тоже подскочила к Тайфуну, вид рваной раны которого вызывал мрачную тревогу. Сипуха с одного бока, Бабочка с другого - вместе они повели Тайфуна к пещерке в дальнем конце лагеря. На ходу, всё сильнее сжимая челюсти, Бабочка с волнением поглядывала на наставника. Сколько их было? Трое? Ещё двое уже в палатке? Насколько их состояние хуже состояния Тайфуна? Мысленно кошка уже отыскала в запасах паутину, календулу, хвощ и дубовые листья. Да уж, как своевременно. Когда до палатки оставалось несколько хвостов, даже собранные травы уже не смогли перебить запах крови, что не могло не нервировать Бабочку.

>>> палатка целителя

+4

108

>Поющий ручей

Орех внимательно озирался по сторонам. Стойкий запах барсука прилип к носу и даже не пытался отстать. Целитель едва заметно поморщился, но сдержался от каких-либо высказываний в сторону Бабочки. Все же ученица натерпелась за эту ночь. Поставь бы себя Орех на ее место, уже икал бы от столь лестных высказываний в ее сторону, укоризненных взглядов и непосредственной встречей с бурсучьим запахом. Нет-нет, такого добра нам не надо. Можно как-то малой кровью обойтись?
Крепко сжимая в зубах листья лопуха, Орех старался не потерять ни единой собранной травы и растения. В сезон Голых деревьев достать необходимые лечебные разнотравья становилось все сложнее и сложнее. Подходя к лагерю запах барсука перемешался с запахом крови и вот это многообразие запахов сложило вполне себе четкую картину. Зрачки резко сузились, черно-белый худыш взглянул на Бабочку и надрывисто прозвенел:
- Быштрей! - в лагере определенно что-то случилось. Сердце Ореха гулко гремело по вискам, лапы несли угловатое тельце с небывалой скоростью, словно целитель был самым настоящим опытным охотником, а не врачевателем.
Ворвавшись в лагерь, он увидел столпившихся котов, брызги крови на земле. Осторожно положив кульки трав себе под лапы, он перепрыгнул их и ошарашенно огляделся. Сам лагерь выглядел целым. А значит что бы это ни было, оно произошло вне стен лагеря. Нос забивался запахом барсука. И все постепенно расставлялось по полочкам и складывалась целостная картинка. Черно-белый непроизвольно посмотрел на Бабочку жалостливым и испуганным взглядом. А потом прижал уши и злобно нахмурился.
"Я целитель."
Орех понесся прямо в толпу. Грубо расталкивая всех плечам, он протиснулся в эпицентр и уверенно гаркнул:
- Воздух! Им нужен воздух, разошлись все! Быстро! - надрывисто прикрикнул целитель. Он просто исполнял свой долг. Отбросив личные страхи, подозрения и неуверенность, он был целителем. И в первую очередь хотел позаботиться о раненных. В такие острые моменты он не думал, как будет выглядеть со стороны, ему было важно приложить все силы, сделать все, что в его лапах, чтобы соплеменники как можно скорее поднялись на лапы.
Наспех оценив состояние Куницы, Опалённой и Тайфуна, Орех кивнул Бабочке в сторону целительской.
- Доставай все запасы, что у нас есть, - встревоженно бросил ученице целителя черно-белый и помог Змеелову дотащить Опалённую до палатки целителя.
Благодарно смотря на воина, он перебирал в голове все необходимые для лечения травы.
"Предки, не забирайте. Еще рано."
Как только показались стены целительской, Орех оставил Змеелова и ринулся к Тайфуну. Куница, похоже, была в состоянии двигаться самостоятельно. Но целитель мог предположить, что воительница находится в состоянии шока. И повреждения могут быть куда опаснее, чем кажется. Кого брать первым?
- Помогите с Тайфуном! - требовательно отозвался Орех, понимая, что столь крупного воина ему не стащить. Как только объявился доброволец, Орех помог воинам добраться до палатки.
Ореху не было интересно, что же на самом деле произошло с тремя сильными воинами. Куда важнее было то, что в его лапах и лапах Бабочки сейчас находились три жизни, две из которых были практически на волоске. Грозовой целитель сопроводил Куницу до палатки целителя и суетливо бросился к запасам.

>палатка целителя

+5

109

К своему стыду он запоздало понял, что застыл, пропустив большую часть обращённых к нему — к нему ли? — слов, но ничего не мог с этим поделать. Запах крови усиливался, отчего рассудок помутился, утеряв способность мыслить трезво и рационально, но где-то на подкорке тешились мысли, подпитываемые слабо подгорающей искрой надежды.

Почувствовав чужое касание на своём боку, он дёрнул головой в сдержанном кивке — тем самым максимально выражая благодарность каждому неравнодушному соплеменнику, — на деле бросая последние силы лишь на то, чтобы выглядеть достойно. К счастью, эмоции свои он, видимо, научился скрывать лучше, чем вспарывать глотки барсукам. Почившая наставница могла бы им гордиться: по крайней мере одна часть ее воспитательного плана воплотилась с блеском. Впрочем, сейчас со стороны он выглядел наверняка довольно жалко, да и чувствовал себя скорее порванным, недоеденным куском мяса, благодушно оставленным хищником на подкорм падальщикам.

Проконтролируйте, чтобы никто не покидал лагерь в одиночку, — хрипло пророкотал он, инстинктивно наморщив переносицу — пульсирующая рана отдавала резкой болью, заставляя стискивать челюсти и упрямее задирать отяжелевшую морду. После чего уже отчётливей добавил в надежде, что его слова долетят до любых свободных ушей: — барсук все ещё шастает в окрестностях.

Опалённую уже несли в целительскую следом за тем, как подоспели и сами  целители. Мелкая дрожь прошла по натянутым мышцам, когда рядом оказались несколько добровольцев, подперев напряжённый корпус своими плечами, и Тайфун на редкость для себя покорно проследовал к палатке, стараясь не думать, как бы не привалиться на столь хрупкие и худощавые бока Бабочки или Ореха, ненароком не придавив оных. 

Спасибо.
>целителеская

+3

110

палатка целителя.



Он как-то и не задумался о том, насколько сильно давила на плечи тяжелая обстановка палатки целителя. Ему было не привыкать видеть кровь и раны — как свои, так и чужие, — но крайне редко к созерцанию увечий примешивалось чувство тревоги и нервозности. Если Куница действительно пережила вместе с патрульными то, о чём она рассказала Ореху и присутствовавшим, под удар был поставлен абсолютно каждый в племени. В конце концов, никто не мог запретить барсуку вернуться, если он сам того захочет. Поймав, однако, себя на том, что он начинает излишне сильно беспокоиться о том, что являлось чужой головной болью, Змеелов расправил плечи и слегка мотнул головой, будто надеясь, что таким образом из уха вылетят мысли, размышлять о которых он не хотел.

— Ну так чего? Рассказывай, как тебя в целительскую в такой момент черти занесли, — уже куда более благодушным тоном обратился к Горелому старший воитель, садясь. Напряжение в мышцах, вызванное моральным истощением, начинало спадать, а значит, можно было возвращаться к привычному настроению. Прежняя настороженность время от времени всё ещё поднимала голову и заставляла его вглядываться в лаз, являвшийся входом в лагерь, в поисках какой-то неведомой угрозы; сам воин, в свою очередь, всеми силами старался подавить данный порыв. Он не был глашатаем, предводителем или приближённым к оным, и его дело было в том, чтобы защищать лагерь в случае непосредственной опасности. О том, какие меры следует принимать в качестве предосторожности, пусть размышляют более ответственные и мудрые.

+4

111

палатка целителей >>

Головокружение начинает проходить, как только пропадает запах трав. Тяжело приходить в себя, после увиденного. Каждый раз, как Горелый оказывался возле целительской в критические моменты, думал, что привыкнет к виду крови и запаху смерти, но тем не менее каждый раз на нём это оставляло неизгладимый след и добавляло нервного напряжения во все части тела. Это выражалось странной походкой - вся энергия Горелого сосредотачивалось где-то внутри и поэтому он переставал чувствовать своё тело. Споткнуться на ровном месте было привычным событием в таком состоянии.

И он как по плану оступается, прежде чем они садятся.
- Так я сам прибежал, как их на выходе из лагеря увидел. Ореха там не оказалось, я испугался, думал, что он ушёл далеко, и мне придётся лечить самому... - ученик виновато прижал голову к груди, вспомнив о протоптанных травах.

- После Совета кошмары снятся, а теперь ещё это, - закрывает глаза и тяжело вздыхает. Рядом со Змееловом комфортно, детская привязанность позволяет спокойно рассказывать о своих страхах и вместо насмешки или пренебрежения чувствовать защиту и получать в ответ мудрые слова. Они давно не разговаривали и Горелому было очень приятно и важно почувствовать присутствие того, кто уверенно стоит на этой земле (Змеелов был в этом деле особо искусен, как ему казалось).

- Я очень переживаю за Опалённую. Она такая молодая, такая красивая, отважная, - Горелый словно перед судом звёздным предстаёт, готовый ещё тысячу слов в её защиту сказать, только голос даёт сбой и начинает дрожать, - её же не заберут, правда? - чуть ли не слезящимися глазами Горелый смотрит на Змеелова так, словно тот действительно является проводником между миром живых и мёртвых. Всякая мысль о возможности самого печального исхода заставляла всё тело содрогаться. Казалось, что присутствие Змеелова - единственное, благодаря чему Горелый до сих пор не превратился в груду чего-нибудь чёрного и расколотого. Ему просто хотелось уткнуться в чёрную шерсть, забыться на какое-то время и очнуться в мире, где все живы, где не было никакого барсука и где Опалённая в это самое время ловит его на выходе из палатки и ведёт распугивать голубей и белок.

Отредактировано Горелый (25-10-2018 14:07:29)

+5

112

большой платан --->

Не повезло Ласточке добраться в лагерь той тропкой, по которой совсем недавно еле-еле возвращался побитый барсуком отряд. Смрад зверя и - что хуже - крови пробивался даже сквозь теплый, сытый аромат лесного голубя. Проблески багреющей крови, еще не подсохшей, на суховатом подлеске выглядели жутко и пробирали до самых костей, заставляя пушистый загривок приподниматься в ужасе и предчувствии худшего.
Какой бы сукой она ни была, терять соплеменников - страшное, последнее дело.
Метнувшись сквозь подсыхающий папоротниковый туннель в лагерь, который был насквозь пропитан страхом и кровью, Ласточка остановилась, как вкопанная: в палатку целителя вели отчетливые запахи, первым из которых она распознала Куницын.
Шея затекла. Швырнув голубя в скудноватую общую кучу, Ласточка настороженно пробралась к переполненной палатке целителя, на цыпочках, несмело заглядывая внутрь.
Куница. На лапах.
Тайфун. Жить будет.
Пестрая шкурка Опаленной, над которой колдовали Орех и Бабочка. Сглотнув тугой комок в горле и с неприкрытой жалостью глянув на соплеменницу, Ласточка бросила странный взгляд на буро-полосатого великана и, тяжело мотая головой, отошла от палатки целителя, впрочем, не уводя взгляд с нее ни на мгновение.
- Что здесь было? - глухо и грубовато рыкнула Ласточка, медленно оседая возле Горелого и Змеелова.
- Если это Сумрачные... - она умолкла, чувствуя, что закипает. Остекленевший ледяной взгляд коснулся Горелого, чья наставница находилась сейчас не в лучшем состоянии. Тихонько рыкнув, кошка предупреждающе выступила на лапу вперед.
- Не смей хоронить кого-либо раньше времени. Оклемается твоя наставница, куда денется, - рявкнула Ласточка. Гнев - лучшая ее защита, выдававшая волнение и страх с потрохами.
- Ну? - требовательно мявкнула она, уставившись на Змеелова. Чего молчит-то?

+7

113

— После Совета кошмары снятся, а теперь ещё это, — старший воитель нахмурился, услышав об этом. Нет, конечно, в какой-то степени ему были понятны тревоги Горелого, но он, кажется, даже и близко не знал о том, насколько сильно чёрного оруженосца тревожат те мысли, о которых сам Змеелов забывал, едва они переставали маячить перед носом первостепенными делами.
— После общения с Малиной и самому поседеть раньше времени можно, — со вздохом откинул голову чуть назад желтоглазый. Губы растянулись в улыбке: старейшина умела задать жару, а то, что она умудрилась вытворять на Совете, было и того хуже. И, между тем, та умудрилась собрать вокруг себя множество молодых и крепких воителей с других племён. Паучиха лохматая, — хмыкнул про себя Змеелов, но вслух ничего подобного не сказал. Кажется, за дурное влияние на оруженосца, ещё и чужого, ему с удовольствием задали бы бучу, поэтому искушать судьбу хотелось меньше всего. Слушая рассказ Горелого об Опалённой, он несколько раз понимающе кивнул. — Какие же вы пессимисты, стыдно за вас, — с напускным возмущением испустил страдальческий вздох старший воитель. — ты и Тайфун лучше других знаете, какая она крепкая и волевая. Так нет же, вы на пару её в первую очередь и хороните, — качнул чёрный кончиком хвоста, вспоминая об исполине, что сейчас находился в палатке целителей. Именно за такой скалой, как казалось воину, следовало бы стоять небольшой пёстрой Опалённой.

— Что здесь было? Если это Сумрачные... — раздался голос рядом с ними. Старший воитель замер, пытаясь изобразить самый сосредоточенный и обеспокоенный вид, однако, заметив, что Солнцезвёзда чесавшие языком интересовали в последнюю очередь, расслабился. Что же, в этот раз обойдётся без нагоняев от старших по иерархии.
— Требуя от нас ответов, ты выглядишь такой же смертоносной и решительной, как тот барсук, что подрал наших патрульных, — доброжелательно улыбнулся Змеелов, обвивая лапы длинным хвостом. Импульсивная речь нисколько не тронула его флегматично-благодушного настроя, а потому желания переходить на такие же гневные тирады или поддаваться всеобщей злобе у него не было решительно никакого. — и не обижай моего братца, у него и так жизнь не сахар среди наших вояк, — заметив, что следующий залп вполне может быть нацелен на Горелого,  Змеелов слегка придвинулся к нему и поставил большую худощавую лапу рядом, словно намекая, что в случае чего он вполне готов подражать курице-наседке и приобнимать своё чадо, дабы защитить его от социума. Несмотря на то, что родственниками они если и были, то дальними, к молодому оруженосцу он успел проникнуться искренней симпатией.

+7

114

Не смей хоронить никого раньше времени.
Горелый аж вскочил на лапы, распушенный от такого тона и такого заявления.
Он хоронит? Подумать - и правда, он же должен верить в лучшее, надеяться на благосклонность небес, как мама учила. Откуда вдруг вся эта тревожность взялась? Если бы Орех с такими настроениями лечил - у него бы явно ничего не вышло. Ласточка словно током его одернула, а Змеелов в свою очередь подбавил огня, дабы расшевелить заледеневший от страха ученический дух.

А ведь на самом деле - она сильная, она справится. И чего бы Горелому волноваться? Неужели он сомневается, что она сможет одолеть кого угодно, а уж собственную смерть и подавно? И как вообще со смертью борются - неужели тоже когтями и секретными приемами?
Если так, то Горелому точно попадаться на глаза этой самой старушке не стоит.

Горелый с опозданием понимает, что должен вообще-то пытаться все свои действия на спасение направить, а не сидеть в стороне и думать о плохих концовках. Но впрочем, что он может сейчас сделать? Поймать самую большую птицу на свете?
Только ради нее.

Из облаков показалось солнце, отпустив кошачьи тени на землю наряду с надеждой и свободой. Змеелов шутит с Ласточкой и прикрывает Горелого. Чувствовать себя под защитой такого мудрого кота невероятно приятно. Ученик слегка касается макушкой его плеча, закрывает глаза и с облегчением вздыхает, пропуская через себя свежий воздух. Успокаивается.
- Змеелов, а ты можешь со мной на охоту сходить? Мы договаривались с Опалённой, но...
сам понимаешь.

+7

115

палатка целителя



В тот самый момент, когда он, как оказалось, почти не налетел на Куницу — спасло его лишь то, что он усердно затормозил и даже сделал для верности пару шагов назад, чтобы не шуметь, — ему пришлось со скрипом надавить на воющую совесть, чтобы та закрыла пасть и перестала досаждать ему. Слова Опалённой всё ещё звучали в его памяти: как всякий эгоист и гордец, он предпочёл бы и вовсе их не слышать, чтобы не допускать и мимолётной мысли о том, что что-то в его поступках было неправильным. Куда проще было жить с мыслью, что его окружали такие же, как он сам: отдалённые от ярких эмоций, не желавшие думать о создании семьи и полностью посвятившие себя служению племени в целом, не выделяя из него отдельных воинов.

— Я полагаю, что веду себя отвратительно, — обратился он к пёстрой фигуре, однако после этого замер. Сегодня он уже вызвал на рыжую голову обиду Ласточки и теперь чувствовал, как повторно катится в пропасть, но ничего не мог с этим поделать, из последних сил пытаясь цепляться за хлипкие корешки на склоне. — я сам разберусь с патрулями, а вы с Сипухой... в общем, сами решите, — рассеяно договорил предводитель, ускоряя шаг и проходя мимо двух кошек на главную поляну, где он чувствовал себя более комфортно.

— Змеелов! Побудешь временным наставником Горелого, пока Опалённая не вернётся к своим обязанностям, — уже привычным властным голосом начал раздавать распоряжения Солнцезвёзд. Здесь он чувствовал себя в своей стихии, пока метался от одной группки котов к другой. — Ласточка, проследи, чтобы он не угробил оруженосца до выздоровления его наставницы, — выразительно глянул на чёрно-белую кошку предводитель. — Чертополох, Чащобник, Смерчешкур, на вас граница с Речным племенем. Наткнётесь на свежие запахи или следы барсука — не геройствуйте и рвите когти в лагерь, — рыжешёрстный замер, озираясь по сторонам и отыскивая взглядом свою ученицу, которую он, конечно же, успел потерять из виду за такой короткий срок.

+6

116

Палатка целителя

[indent] Зябко поёжившись, ученица лизнула нос. После душной, пропитанной резкими запахами трав и корений целительской блуждающий по поляне ветерок неожиданно сильно жалил, морозя лёгкие. Настороженно покосившись на Куницу - вдруг ослабленная, находящаяся в шоковом состоянии кошка помимо всего прочего ещё и озябнет, схватив Белый Кашель? - Сипуха не удержалась от заливистого смешка на сравнение Солнцезвёзда со слепым кротом, но тут же стыдливо отвела ушки, усомнившись, что над предводителем можно так подшучивать, даже если он ведёт себя, как последний неотёсанный чурбан во всём лесу. - Почему крот? На Совете все оруженосцы говорили, что мы ассоциируемся с белками. Ветер с кроликами, Речное с рыбой, а Сумрак с лягушками. От кого чем пахнет, - одновременно и утоляя своё безграничное любопытство - должен же быть у Куницы повод для именно такого сравнения, может быть, какая-нибудь история? - и стараясь хоть как-то отвлечь да развлечь наставницу. Черепаховая не знала, как ещё может поддержать кошку, поэтому делала то, что получалось у неё лучше всего: общалась.
[indent] Лишь на несколько секунд юница позволила себе оставить старшую воительницу одну: пока бегала до общей кучи, выискивая самую большую и сочную полёвку. Вернувшись, грозовая уселась напротив Куницы и, разорвав добычу на небольшие куски, взяла один в пасть, поднявшись на задние лапы и вытянувшись так, чтобы её нос оказался на одном уровне с носом наставницы. - Ешь, это вкусно. Тебе нужны силы, чтобы расти здоровой и крепкой, - так говорила ей в детстве мама, пытаясь заставить неугомонный пропеллер остановиться и поглотить хоть кусочек. Рябина... Добрая, умная, мёртвая. - Ой. То есть, я хотела сказать, чтобы поправиться поскорее и набраться сил. А расти не надо, ты и так большая-большая, иначе как пойдёшь куда-нибудь, не заметишь меня, наступишь и раздавишь, - сквозь зажатое в пасти мясо продолжила тарахтеть Сипуха, выразительно сверкая огромными округлыми глазами. На свежем воздухе, вдали от концентрации крови, боли и целебных смесей ей опять стало лучше. Да и слова Куницы помогли почувствовать себя увереннее: более правильной, не предающей никого своими ощущениями.
[indent] На поляне появился Солнцезвёзд, едва не врезавшийся в Куницу. Сипуха, стоящая рядом с ней в позе солдатика, от неожиданности подалась назад, повалившись на спину и невольно залившись краской. Вот это конфуз, и прямо на глазах у предводителя! Кошмар, да и только. Впрочем, кажется, грозовой лидер смущался не меньше. Его слова отчасти порадовали ученицу: конечно же, если есть такая возможность, воительнице будет лучше как следует отдохнуть и отлежаться, и юница почувствовала облегчение от того, что её дорогой наставнице не придётся через силу идти в лес, вновь сталкиваясь с запахами, звуками, воспоминаниями ещё не зажившей битвы. Но, с другой стороны, Сипуха ощущала ещё и растерянность: а что же тогда делать ей самой? Оставлять Куницу одну не хотелось, но и помочь отряду в лесу казалось и важным, и поучительным. Перевернувшись на бок, кошечка бросила на старшую вопросительный взгляд, ожидая её решение. - Кажется, не такой уж он и крот!

+6

117

[indent] Куница приподняла бровь, выслушивая вполне себе логичное заявление Сипухи, после чего её плечи заходили ходуном, а сама кошка тихо засмеялась. Она оттянула уголок губ в кроткой улыбке, присматриваясь к своей ученице.  - Крот, потому что слепой, - пояснила и без того явную вещь Куница. Она вообще-то уже не злилась на Солнцезвёзда: обиду кошка отпускала достаточно быстро, а сейчас просто была уставшей и просто хотела отдохнуть.
[indent] Куница аккуратно приоткрыла пасть и взяла кусочек полевки в зубы, благодарно потершись  о мягкую щечку маленькой Сипухи. Она не могла перестать улыбаться, когда рядом с ней была эта пестрая кошка. Не могла - просто не имела никакого морального права. Куница невольно вспомнила мать Сипухи, вспомнила, как тяжело ей было выкарабкаться из того подавленного состояния, столкнувшись лицом к лицу со смертью и с её леденящим дыханием. И Куница обязана была сделать все, чтобы доказать Сипуха - она не одна. И никогда не будет одна в этом племени.
[indent] Она с улыбкой посмотрела на волнующуюся Сипуху. С ней она чувствовала себя комфортно и могла максимально довериться собственной ученице. Но сердце все равно не на месте. Нависшая над Опалённой опасность заставляла её материнские нервы трепетать, а ведь Куница ещё толком не отошла от нападения барсука. Ещё и это... мышеголовый. Кошка почувствовала себя колоссально неловко, поежившись и смущенно спрятав взгляд, прежде чем точно так же, как и Солнцезвёзд, отступить на пару шагов назад, прежде чем поднять взгляд. Сердце судорожно забилось упрямой дробью под подбородком, но Куница выдержала твердый, но такой надломленный взгляд Солнцезвёзда со смелостью героини. Ей не хотелось, чтобы он так себя чувствовал. Ответить на внезапное появление Солнцезвёзда Куница так ничего и не успела, она буквально открыла пасть, чтобы ответить ему, однако рыжий кот уже был в другом месте. Она бросила на предводителя долгий тоскливый взгляд, прежде чем снова обратиться к собственной ученице. Она ведь так и не успела ей нормально ответить. А ведь она ей и полевку принесла.
[indent] Умиленно растянув губы, глядя на маленький подарок собственной ученицы, кошка ободряюще боднула Сипуху в грудь. - Я надеюсь то, что Солнцезвёзд был так близко, тебя не смутило, - многозначительно мяукнула кошка, глубоко вздохнув. она все ещё смотрела ему в след, прокручивая в голове последние слова Солнцезвёзда. Неужели она видела в его глазах вину и сочувствие? И неправоту? Куница немного качнула головой, прежде чем снова обратиться к оруженосцу, - о, ну с тобой-то я точно уже завтра выйду из палатки целителя. Куда мне деться. Куница всё так же медленно встала на лапы после того, как они с Сипухой потрапезничали. Признаться, после слов предводителя Куница чувствовала себя полегче: но все ещё не целиком выздоровевшей, - ты права. Не такой уж и крот. Она подождала Сипуху, прежде чем приблизиться к своему старому другу и медленно, достаточно тихо проговорить.
- Я уже не злюсь, - стараясь не сталкиваться с ним взглядом, однако многозначительно глядя себе под лапы. Она заметила, что Солнцезвёзд не назначил никого на границы к племени Теней, а это значит... - ты собрался к ним? Я тебя умоляю, вернись, пожалуйста, целым.

+8

118

Черномордый Змеелов изредка привлекал внимание черно-белой воительницы. В такие моменты он, как правило, умудрялся либо сказануть что-то цепкое, либо поймать воительницу в самом скучающем расположении духа, а на безрыбье, как говорится, и рак - рыба.
Вот только даже минимальные попытки пошутить на фоне ситуации с бедой в племени заставляли кошку предостерегающе взмахивать хвостом-опахалом да щурить глаза на длинномордого самца.
— Требуя от нас ответов, ты выглядишь такой же смертоносной и решительной, как тот барсук, что подрал наших патрульных, — доброжелательно улыбнулся Змеелов, и ответом ему был холодный прищур глаз.
- Как удобно, что у меня еще и шубка подходящая. Аккуратнее с выражениями, а то кто знает, может я по крови - самый настоящий барсук, - холодно фыркнула ему воительница, недовольно распушая роскошный загривок и колким взглядом высматривая выходящих из палатки раненых. И чего это там Солнцезвезд так уединился с Опаленной? Вроде же это не его прерогатива...
— И не обижай моего братца, у него и так жизнь не сахар среди наших вояк, - дернув ухом на фразу Змеелова, кошка бросила скучающий, оценивающий взгляд на тощего подопечного Опаленной. Славный малый, только тяжко ему придется.
- Надо будет вас с моим Птенцом на тренировку, - мяукнув, протянула строптивица, с самым что ни на есть спокойным видом напоминая лишний раз, что ей вот уже второго ученика доверили.
- Чтобы не кис, пока наставница поправляется, - добавила она, отчеканив это как прописную истину. Холодный взгляд обшарил поляну в поисках буро-белого подопечного. Он-то, должно быть, цел и невредим, иначе Куница уж точно бы сказала.
Взгляд коснулся крапчатой кошки и ее смешной ученицы. Сипуха-Сипуха, девочка-одуванчик, и Ласточка искренне сочувствовала ее наставнице и жалела саму вислоушку, самой что ни на есть уничижающей жалостью. Ну что с нее вырастет-то? Вздохнув о нелегкой судьбе котенка, Ласточка дернула ухом на свое имя, сказанное из уст Солнцезвезда.
Насекретничался там со своей Опаленной?
-  Ласточка, проследи, чтобы он не угробил оруженосца до выздоровления его наставницы, - ме-е-е-е-едленный поворот ехидно ухмыляющейся мордашки в сторону Змеелова.
- Ну на-а-а-адо же, вы посмотрите, за кем глаз да глаз нужен, - протянула Ласточка, недовольно хлопая хвостом по земле. Где Птенец?
- Не бойся, малыш. Ласточка из тебя вояку сделает, - хмыкнула кошка, обращаясь к Горелому, но даже не глядя на него в поисках собственного ученика.

+7

119

— Соль, Рычала, Вспышка пойдут со мной на границу с Сумрачным племенем, — закончил Солнцезвёзд, ожидая, пока выбранные воители приблизятся к нему. — выходим сейчас, — добавил предводитель, разминая лапы. Времени, говоря откровенно, прошло весьма немного после его визита к платану, однако выбирать и капризничать не приходилось. Как ни крути, он был не в том положении, чтобы проявлять изнеженность и сваливать обязанности касательно посещения наиболее неспокойной границы на кого-то другого. Да и, если говорить предельно честно, племя было одновременно его отдушиной и его же ловушкой: находя невероятное умиротворение в решении организационных и политических вопросов, он, между тем, не мог переключиться ни на какие иные сферы социальной жизни и порою в буквальном смысле падал с лап от усталости, истощённый до своего предела.

— Я уже не злюсь, — раздался голос неподалёку, принадлежавший Кунице. Она злилась? — удивлённо вопросил голос в подсознании, однако кот приложил абсолютно все существующие и мифические силы, чтобы так естественно, как он только мог, благодарно кивнуть. Все его навыки проницательности касательно соплеменниц кончались на абсолютно примитивных вещах. Впрочем, разумеется она злится, ревнуя его к Опалённой. Они так похожи и близки, да и Куница заменила ей мать, разумеется, ей не понравилось, что Солнцезвёзд начал говорить наедине с тяжелораненой воительницей, ещё и отослал саму Куницу с ранами наружу. — ты собрался к ним? Я тебя умоляю, вернись, пожалуйста, целым.

— Слово предводителя, — отозвался рыжий кот. На какие-то пару секунд острые черты разгладились от мелькнувшей улыбки, но стоило ему сделать несколько шагов в сторону выхода из лагеря и отвернуться от Куницы, как просвет чего-то доброго и безмятежного погас ещё стремительнее, чем появился. Сумрачное племя было для него огромной занозой в лапе, которую никак нельзя было вытащить самостоятельно, ещё и состояло из редкостных мерзавцев. Вспомнив чёрную Комету, что возвышалась на Скале подле него в минувшую ночь, он почувствовал, как щека — видимо, Вяхирь передал своей ученице куда больше, чем принято у наставников, — вспыхнула огнём, заставив его улыбнуться. Улыбка, между тем, так никем и не увиденная и столь непохожая на предыдущую, исказила морду Солнцезвёзда, акцентируя внимание на глубоком шраме, на уродливо искривившимся губам, демонстрировавшим зубы. На той чёрной силе отвращения и разрушения, что снова просыпалась в нём столь сильно, сколь быстро он приближался с патрулём к границам и пожирала его душу живьём.



граница с племенем Теней.

+9

120

Яркие лучи солнца нежно ласкали шерсть Птенца. Тот, забыв обо всём на свете, валялся на животе около палатки оруженосцев. В лагере все говорили о барсуке, который знатно подрал воителей Грозового племени. Так как кот лежал с закрытыми глазами, можно было подумать, что он спит, но на самом деле он чётко и ясно слышал все слова собравшихся на главной поляне. Ну, не всех, конечно, но многих.

Птенец в своей голове представлял этот инцидент. Признаться, барсуков ему никогда не доводилось видеть, поэтому представить его было практически невозможно. Даже по рассказам, которые поведали соплеменники, образ этого хищника не приходил в голову. В конце концов, ученик распахнул глаза. Сразу же ударил непривычный свет, ослепив юнца.

Проморгавшись и наконец увидев небо над головой, оруженосец перевернулся на спину. Медленно оглядев главную поляну, ему в глаза бросилась Ласточка. Птенец подавил измученный стон, только услышав речь о тренировке. Её голос он услышал ещё и до "пробуждения", а его то он точно не с чьим не спутает. За эти луны зеленоглазый уже достаточно изучил её.

Кот уже было хотел снова притвориться спящим, но было поздно. Ласточка наверняка заметила его движение, поэтому, не было смысла пытаться увильнуть от тренировки. Тяжело вздохнув, Птенец встал и принялся быстро вылизывать свою медово-белую шёрстку, про себя отмечая, что она знатно разлохматилась. Так как наставница всё равно бы нашла его среди соплеменников, оруженосец решил сам к ней подойти. Терять уже нечего.

— Я здесь, — подал голос Птенец, подойдя к Ласточке. — Звала?

+7


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна