У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Пришла весна, дизайн форума обновился, пришло время и мордашкам в шапке поменяться. Любимые игроки, мы рады сообщить вам о результатах голосования за лучших игроков прошедшего месяца!

Следом за своим предводителем звание лучшего кота забирает новый глашатай Грозового племени. Всего месяц на должности, а уже успел привлечь к себе всеобщий интерес. Поздравляем, Пескогрив! Продолжай в том же духе и, быть может, даже превзойдешь своего учителя.

Кто, если не отчаянная, храбрая, уверенная в себе стражница, недавно покинувшая Клан, мог бы стать лучшей кошкой февраля? Львица продолжает завоевывать наши сердца, а уж как многого мы ожидаем от её отыгрышей с одним рыжим ветряным воином... ждем вас обоих в номинациях мартовского голосования!

Почти единогласно лучшим оруженосцем месяца была выбрана Осолапка! Речные ученики уверенно продолжают красоваться в шапке, это неудивительно: только посмотрите на эти атмосферные и активные отыгрыши!

А вот самые милые котята, кажется, обитают в племени Теней. Совушка покорил наши сердца своим обаянием и шаловливостью. Разве мог кто-то остаться равнодушным к их отыгрышу с Соловейкой?

Что ж, мы определенно следуем традициям, и лучшей парой февраля снова становятся двое из Речного племени! Изморозь и Ракушечница, а кто же еще? На протяжении всего месяца мы с волнением обновляли тему кувшинковой заводи, краснели и умилялись. Вы просто булочки, ждем ваших маленьких булчат ; )

А этот персонаж, кажется, запомнился всем именно тем, что мешал нам наслаждаться невероятной идиллией лучшей пары. Рогоз забирает звание самого запоминающегося персонажа, да еще и почетника сверху.

Молчаливый воитель, готовый горы свернуть ради своей предводительницы. Чащобник становится самым каноничным персонажем февраля, а мы продолжаем с удовольствием читать твои посты и выискивать там новые интересные детали!

Совсем скоро вас ждет подведение итогов и голосование за лучшие отыгрыши в честь Дня всех влюбленных, поэтому не расслабляйтесь! Желаем удачи, ваш приз обязательно вас найдет!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



пастбище

Сообщений 21 страница 32 из 32

1

http://sh.uploads.ru/Av1QJ.png

пастбище
——————————————————————
Вблизи от Фермы, как водится, располагается пастбище крупного рогатого скота. На зеленой поляне выпасают в основном лошадей, но можно наткнуться тут и на одиночных коров или овец. Котам тут поживиться нечем, а вот опасаться пастбища стоит. Пастушьи собаки постоянно находятся поблизости и они с легкостью порвут заблудшего дикого кота.

˟ здесь можно собрать ˟

мать-и-мачеха
бурачник
кошачья мята
мяун-трава

апр[]июл
июн[]июл
июн[]сен
авг[]дек

лаванда
пижма
календула

июн[]июл
июн[]сен
июн[]окт

— зима
— весна
— лето
— осень

0

21

Чудище оказалось довольно настойчивым в своём интересе, и по мере того, как расстояние между ними сокращалось, Шершень ощутил резкий прилив адреналина в крови и напрягся, на всякий случай прикинув в голове пути отступления. В тот же момент за спиной раздался еще один посторонний звук, привлёкший внимание ещё поры-тройки любопытных морд, и воитель чуть дёрганно обернулся, втайне надеясь,  что ему послышалось. Как бы не так — посреди пустоши, прикрытые сумраком, мелькнули две кошачьи фигуры.

Шершень? Ты ли? — голос кошки не оставлял сомнений в ее личности, и ветряк едва заметно ухмыльнулся, узнавая в чертах имя той, с кем был когда-то связан племенными узами. Иронично, что после всех юношеских склок их тропы не единожды пересеклись.   

Хельга! — воскликнул застанный врасплох кот, хотя и не был всерьёз удивлён этой встрече — очевидно, что далеко не последней. — не признал бродяжий дух из-за этой вони, — фыркнул он, сетуя на свою невнимательность: запах вправду был несравним ни с чем, перекрыв чуткость обоняния напрочь. К счастью, чудища к тому времени отвлеклись, потеряв интерес к трём снующим у ограды котам, но что-то подсказывало рыжему, что это было временное их упущение.     

Луны тебя красят, — расплылся в ответном дружелюбии кот, окинув старую знакомую оценивающим взглядом и даже удовлетворенно хмыкнув. Нет, конечно, трёхцветная  была уже не той малолунной занозой в заднице рыжего, но определенный след бродяжья жизнь оставила на ее шкуре. И взгляд, в нем будто появилась едва уловимая, но чертовски притягательная искринка. Достоинство, проще говоря. Еще скажи, что зауважал таких, как она, со смертью Айрис.

Ностальгия не отпускает, а? — все же усмехнулся воитель, догадываясь о причинах частых скитаний кошки вблизи родных территорий.
Не торопясь спускаться вниз, ветряк чуть склонился в плечах, свесив голову через забор и запоздало обратив своё внимание на юную спутницу Хельги. Точно пугливый взъерошенный птенец, она жалась к лапам одиночки, которую Шершень в последнюю очередь записал бы в королевы — и, в принципе, памятуя ее непростой нрав, сомневался в наличии у той материнского инстинкта, как такового. Так или иначе, к старой знакомой у него появились вопросы.

Да ты никак потомством обзавелась на старости лет? — пронзительный взгляд горящих глаз воителя изучающе скользнул по пёстрой шубке безымянной кошечки, в конце концов, остановившись на янтарных глазах, взирающих на него снизу вверх с ответным любопытством и.. чем это? Страхом? Стало быть, не в курсе их с Хельгой полюбовных отношений. — Познакомишь нас? — уголки дрогнули с намёком на снисходительность: негоже было оставлять кошечку в неведении об обратной стороне ее увлекательной, но определённо насыщенной на события и неприятные знакомства, жизни. Своих рыжий давно не мог счесть, окончательно и бесповоротно погрязнув в их беспорядочной паутине.

+4

22

[indent] Сердце неистово стучит в груди, ещё чуть-чуть и вырвется вовсе — трехцветная виновато жмет уши к округлой голове, мимолетом вскидывая янтарный взор к недовольной подруге, да лишь крепче к той жмется. Наблюдая за размеренными покачиваниями рыжего хвоста, девочка чувствует почти наверняка, что где-то там, за раскидистыми ветвями и позолоченными листьями, происходит что-то поистине ужасное — такое, что даже самому отъявленному бродяге-бандиту лучше не видеть вовсе. Она хочет сказать что-то о том, насколько тут опасно и о том, что им стоит поскорее рвать когти отсюда, но выдает лишь тихий испуганный вскрик, пришедший следом за фырканьем создания с лапами-палками.

[indent]— Шершень? Ты ли? — почти дружелюбно молвит подруга.
[indent]  [indent] Издеваеться вздумала?
[indent] Руби недовольно вскидывает подбородок и пихает соратницу мягкой лапой, молча сообщая, что им, вообще-то, грозит серьезная опасность — ну в самом деле, ей ведь такое кошмарище не могло просто почудиться! Или Хельга ей не верит? Может, с её высоты хуже видно? Откровенное возмущение сменяет хаотичную панику удивительно быстро, трактуя свои правила и свои законы для действия в подобных ситуациях; вытягивая бурую шею что есть сил да теряя всякий страх, она с усилием пытается сдвинуться, дабы найти чудовище и доказать. свою. правоту — только чья-то массивная лапа преградила ей весь путь.

[indent] И пока Руби копалась на одном месте, отчаянно стараясь высвободиться из крепкой хватки старшей и отыскать монстра, чтобы тот её покусал, а Хельга поняла, насколько была не права да начала стыдиться за свой поступок, откуда-то с высоты прозвучали ноты бархатистые-медовые — в ответ. Замерев, как мышь, прячущаяся в траве, пёстрая неторопливо обратила солнечный взор к незнакомцу, что с приторной усмешкой восседал на трухлявом заборе.

И никаких чудовищ за ним.

[indent] Златогривый, имеющий все данные, чтобы отличаться о того чужака, которого они повстречали ранее, одним лишь окрасом, по какой-то неизвестной причине был совсем-совсем на него не похож — и Руби, сколько ни пыталась, так и не смогла понять, что именно отличает их друг от друга. Он просто был каким-то... другим. Напоминающий благородного героя из маминых сказок, что спасал слабых-несчастных от бед и невзгод, прогоняя чёрных сов и голодных волков одним лишь отблеском светлых глаз; девочка чувствует легкий укол где-то близ сердца, по-детски наивное «неужели?». А после раздраженно фыркнет, тут же переменившись. Мало ли, что там рассказывала мама. Одно она знала точно — чужим веры нет. А этот подозрительно дружелюбен.

Ностальгия не отпускает, а? — молвит Шершень, обращаясь к Хельге.

[indent] — Ностальгия? — тихо повторяет она, совершенно не понимая, что тут происходит.

[indent] О биографии Хельги она мало что знала, лишь какие-то сухие факты, которые оная иногда ставила младшей соратнице в пример. Да и сама девочка не особо интересовалась — нет, разумеется, ей было бы до жути любопытно узнать что-то о пёстрой кошке, но большая часть их разговоров обычно сводилась к настоящему, нежели к прошлому. Задумчиво ведя ухом, Руби приходит к выводу, что им действительно стоит узнать друг друга получше.

Да ты никак потомством обзавелась на старости лет? Познакомишь нас? — пронзит взглядом большущий кот.

[indent] У девочки от этого дурацкого слова «потомство» шерсть дыбом встанет да кровь застынет, отравляя детский рассудок болезненными воспоминаниями о том, по какой причине она вообще оказалась в обществе зеленоглазой одиночки. Легкую дрожь в лапах да волнение унять не так просто, но трёхцветка старается справится с нахлынувшими чувствами отчаянно, в напускном равнодушии деловито пуша загривок.

[indent] — Она не моя мама, — выпалив с тонких нот, она неторопливо выдыхает, радуясь, что сейчас быстренько закроет эту неприятную тему парой фраз, — Мы друзья.

[indent] А после переведет взгляд на Хельгу, резко умолкнув.

+6

23

- Да ну? - поинтересовалась пёстрая, с трудом сохраняя дружелюбный тон, - А мне думалось, та твоя подружка тебя приучит рано или поздно.

Хмыкнув, Хельга вспомнила все их встречи с Айрис, но, впрочем, их было совсем не много. Хельга так и не могла разобрать, что именно так вымораживало её в белобокой, ну, кроме того, что та была кошкой двуногого, хоть и когда-то - такую грязь со шкуры всё-таки не смоешь ни в одной луже. Но было в ней что-то... Как и тогда, Хельга точно не понимала, что - вероятно, больше всего бродяга злилась на саму себя, на то, что позволила Айрис застать её одной лапой в смертной яме - словом, вообще едва живой. У бродяг с этим особые счёты. Иногда казалось, что этого было уже достаточно, чтобы вся округа перестала тебя принимать за живого. Ну а сейчас Айрис тут и не пахло, и Хельга продолжила разговор.

- А ты врёшь всё так же не особо, - поспешила ответить пёстрая, расходясь в ухмылке.

Хельга была бы не Хельгой, если бы призналась себе, что была даже рада видеть бывшего соплеменника - уж если у неё и остались какие  воспоминания о детстве, о лагере и о всём вот этом, то чаще всего Шершень в них был - так уж сложилось, ничего не поделаешь. А тропы будто и вправду больше часто подшучивали над лапами Хельги, вновь и вновь приводя их именно к нему, словно мало пёстрая истязала себя горестными мыслями о том, что могло бы быть, если бы мать некогда не утащила её за тридевять земель. Иногда Хельге казалось, что наконец-то у неё удавалось навсегда закопать их в глубокой яме на самом дальнем дворе, который только можно было бы найти, но после, хоть и не сразу, то один, то другой случай заставлял вспоминать об этом снова. Руби до сих пор везло не видеть подругу мордой в луже собственных переживаниях, и Хельга начала спешно переживать за их будущее, хоть и не подала виду.

- Как же, не скрывая сарказма, ответила пёстрая, - Давно не гоняла степных, да и собак - тоже. Лучше пастбища места не найти. Да и по тебе соскучилась.

Перевесив морду вниз, с забора, Шершень наконец бросил взгляд и на саму Руби, но и едва ли Хельга ожидала, что сумеет спрятать её за лапой - та была уже не таким мелким котёнком, которого запросто можно прикрыть хвостом. Встреча с Гектором, вероятно, чему-то всё-таки научила Руби, и пока Хельга с Шершнем разговаривали, не издала ни звука - уже хорошо. Но следующие слова степного воителя уже не позволяли ей остаться в стороне. С трудом борясь со своей осторожностью, Хельга всё же оторвала взгляд от Шершня, чтобы вглядеться в морду своей напарницы - вероятно, для неё это всё сейчас было совсем уж странно, если в их жизни и было что-то другое, кроме такого - странного.

- И на том спасибо, подруга, - добавила Хельга, глухо ухмыльнувшись.

Благо, кем бы ни была мать Руби - она наградила её долей ума, и Хельге никогда не приходилось объяснять не самую естественную связь между ними двумя. Хоть и порою Хельге всё так же хотелось её съесть, как и в ночь первой встречи, теперь бродяга видела в этом свои плюсы, в мыслях вздыхая, что так и не далеко до того, чтобы признать, что она и вправду привязалась к мелкой.

+6

24

Ай, — упоминание «подружки» отозвалось в груди неприятным уколом, и Шершень недовольно дернул плечом, скрывая своё замешательство за легкомысленной ухмылкой. — Так вы были знакомы? Надо же, — хмыкнул чуть нервно, чувствуя тупую тяжесть под рёбрами, — видимо, Айрис не успела это упомянуть перед своей смертью. Впрочем, знаешь, — сделал паузу кот, задумавшись было, стоит ли делиться с подругой сокровенными подробностями его былой близости с домашней, — у неё почти получилось.

Янтарные глаза подернулись дымкой воспоминаний. Хельга, сама того не зная, разбередила старые раны, которые рыжий так старательно долго латал, чтобы в итоге, кто-то, вроде пёстрой язвы, по неосторожности заставил их заново  кровоточить. Разве можно было винить его во вполне оправданном раздражении?

А характер все такой же дрянной, — добавил после своих же слов, в ответ на ухмылку кошки, с неким разочарованием в голосе, хотя, стоило признать, это было то немногое, что он в Хельге мог узнать, принять и простить. Но вот чего рыжий точно не мог понять, так это присутствия этого маленького недоразумения. Та, к слову, по первости оробев при виде него, все же набралась смелости ему возразить, чем вызвала на морде рыжешкурого мимолётную улыбку. Похоже, я недооценил тебя, крольчонок.

Друзья, — эхом повторил он, словно пробуя на вкус это ёмкое слово, в которое был вложен какой-то особенный для этих двоих смысл. — Вот оно как, — разумеется, он так и поверил, тут же опустив из внимания факт их внешней схожести, и, переведя взгляд на Хельгу, лишь с сомнением вскинул брови. Сдавалось ему, в жизни бродяг настали совсем уж нелегкие времена, раз даже Хельга обзавелась друзьями.

Что ж, в таком случае, мы не с того начали, — неожиданно сменил тон Шершень и, поиграв плечами, выпрямился, после чего спрыгнул на землю, становясь наконец напротив кошек во весь свой рост. — Меня зовут Шершень. Воитель племени Ветра, что обитает здесь неподалёку и когда-то было домом твоей.. кхм, подруге. Должно быть, Хельга рассказывала? — с ухмылкой проговорил воитель, обращаясь к пестрой кошечке. — как твоё имя, крольчонок?

+6

25

[indent] Созерцая любопытное взаимодействие между двумя знакомыми, девочка осторожно выберется из-под пёстрого меха своей покровительницы, окончательно удостоверившись в безопасности этой безумной встречи — тихо-тихо переступает лапами, избегая шорохов да страшась нарушить колдовство мало понятных, но крайне увлекательных разговоров. Аккуратно присаживаясь подле Хельги, юница несколько раз пройдется языком по белесой грудке, прихорашиваясь после недавнего потрясения; излишняя забота о внешнем виде, что преследует тенью домашнего прошлого.

[indent] Они говорили о какой-то подружке, и Руби, не отличаясь особой проницательностью, с неподдельным любопытством вскинет голову к златогривому силуэту, ожидая хоть какой-то ясности в этой истории, да тут же слегка отпрянет, уязвленная солнцем померкшим. Дернувшись от следующих его слов, она, ошарашенная, стыдливо упрется взглядом в собственные лапы, ища среди травы и грязи хоть какого-то спасения от этой насквозь прожигающей неловкости. Мамочки, и искусству держать язык за зубами её обучает Хельга?

[indent] Странные они, эти прожженные судьбой взрослые, непонятные. Взволнованно елозя мягкой лапой по земле да вырисовывая кружочки, трехцветка мимолетом поглядывает то на подругу, то на нового знакомого, крайне недоумевая, как им вообще удается обмениваться столь трагичными новостями, словно обыкновенными приветствиями — а после, как ни в чем не бывало, продолжать свои будничные разговоры. Может это дар такой?

[indent] Хельга глупо ухмыляется, и Руби, мигом переменившись, невольно мурлыкает на эту её реакцию, радостно и слегка смущенно растягивая уголки губ в неприметной улыбке. Знать о том, что пёстрая кошка также разделяет её дружеские чувства было не столько приятно для трехцветной крохи, сколько важно; признаться, у неё и не было никого, кто был бы ей ближе этой ворчливой кошки.

[indent] — Друзья, — неторопливо повторит и большущий кот, одним своим словом, словно заклинанием, подталкивая одиночку к непреодолимому желанию горделиво распушиться, — Вот оно как. Что ж, в таком случае, мы не с того начали.

[indent] Сменяя деловитость на удивление, торопливо клонит голову к плечу.

  [indent] [indent] — Меня зовут Шершень. Воитель племени Ветра, что обитает здесь неподалёку и когда-то было домом твоей.. кхм, подруге. Должно быть, Хельга рассказывала?

[indent]  [indent] Что?

[indent] — Ветра? А ты совсем не похож на тех тощих кошек, что приходили к нам, — тянет, а сама словно с головой в студёный ручей окунулась, застынет в мгновенье, стараясь хоть как-то продолжить этот удивительный в разговор; копаясь в пыли собственной памяти да параллельно с этим переваривая полученную информацию, девочка чуть тише продолжит, ища ответа в бледной зелени чужих глаз, — Хельга... нет, она мне ничего такого не говорила. 

[indent] От прошлого этой кошки она ожидала чего угодно — чего угодно, но точно не этого. С изумлением глядя на подругу, окрашенная золотом и медью бесцеремонно скользит взглядом по таким привычным, почти что родным чертам — да словно смотрит впервые. Некрупная голова вот-вот начнет пухнуть от беспрерывного давления хаотично разбросанных вопросов, что пронзают рассудок кривыми когтями собственной неопытности.
[indent] она и правда из племени? почему Хельга не рассказала ей об этом раньше? а почему она ушла?
[indent]  стоит ли вообще донимать её по этому поводу?
[indent]  [indent]  [indent]  стоит, конечно — иначе одиночку банально разорвет от любопытства.

[indent]  [indent] — Как твоё имя, крольчонок?

[indent] — Я, — запнется, смущенная мягким обращением, — Я Руби, — а после, припоминая уроки одаренной вежливостью матери, — Приятно познакомиться, Шершень из племени Ветра.

[indent] И, не сдержавшись:
[indent] — А каково это, жить в племени?

Отредактировано Руби (07.12.2020 05:25:51)

+6

26

Старый знакомый относительно непринуждённо продолжал разговор: хоть Хельге и виделось недовольство кота его слогом, такая беседа для племенного воителя и бродяги - уже неплохое достижение. Пёстрая отчётливо поняла, что Шершень встречался ей в совершенно разном расположении духа, многие из которых уже не могли скраситься их детской дружбой и забавами. Да и кто старое помянет - тому, вестимо, глаз вон. На деле же оставалось жить с тем, что имелось на текущий день, и Хельга приложила усилия, чтобы не подавать виду от следующих новостей рыжего.

- Было дело, - охотно ответила бродяга, не стремившись скрыть свою былое знакомство с Айрис, - В прошлый морозный снегопад она поделилась со мной нагретой тряпкой. Очень мило с её стороны.

Хмыкнув, пёстрая смолкла - Шершень ведь сообщил о её смерти, и по последним словам воителя было ясно, что не так легко её сердечный друг пережил ту утрату или переживает до сих пор. Такие страсти, впрочем, не сильно волновали бродягу - ей были незнакомы такие утехи, и понять их она не торопилась. А Шершень, может, знает Хельгу достаточно плохо, чтобы не понимать, что такое "делиться" в её понимании. Впрочем, пёстрой и самой не сильно хотелось вспоминать все те чуждые мысли, которые Айрис у неё когда-то вызвала.

- Жаль, - сухо ответила кошка, спеша сменить тему, - Но ты ищи плюсы - наконец, не пришлось выбирать между подружкой и племенем.

Хмыкнув, Хельга на мгновение попробовала представить, сможет ли такой вариант подбодрить Шершня или нет - больно туманно представляла бродяга, каково это, терять кого-то близкого. Вопреки своему скептицизму, кошка была готова поверить, что между Шершнем и Айрис было что-то светлое и достойное - это то, что имеет право на существование с теми, кого несчастья бродячей жизни не испещрили вдоль и поперёк. Да и это было далеко не единственное, что бродяги не до конца понимали в племенных и их замашках - так, словно ничего общего у них не было. Но об этом общем Шершень и завёл разговор дальше, между делом вскользь отвесив Хельге комплимент, чем вызвал её вполне довольную улыбку - правда, своим нравом пёстрая очень гордилась.

- С какой стороны она похожа на крольчонка? - строго спросила кошка, покуда её хвост вздымался вверх где-то позади тела, - Побереги прозвища для своих котят!

Напрягая скулы, Хельга въелась взглядом в их собеседника, пододвигая лапы ближе к Руби - нет, ей совершенно не нравилась степь, в которую стремился их разговор. Естественно, о своём прошлом Руби она никогда не рассказывала, и уж точно не хотела, чтобы это сделал Шершень - нечего пудрить малой мозги тем, что ей недоступно. А, может, в этом была тихая месть Шершня за то, что Хельга упомянула Айрис - так было бродяге рассудить легче и естественнее всего, хоть и в глубине себя пёстрая сомневалась, что Шершень способен умышленно сказать что-то дурное котёнку. И это с трудом уживалось в ней. Найти баланс между тем, что когда-то было неоспоримой частью собственной жизни и тем, во что она превратилась по чьей-то вине, да и с тем, что необходимо, чтобы сводить концы с концами - это было выше понимания Хельги, которое она, впрочем, никогда не стремилась развить. С трудом выдохнув сквозь сомкнутые зубы, кошка чуть приспустила хвост на уровень спины и опустила чуть менее строгий взгляд на Руби: и что теперь, рассказывать тебе правду? Так теперь это должно быть? Но ответа, правильного или не правильного бродяга не знала, и возвратила более сдержанный взгляд к их собеседнику:

- Плохо помню, - всё так же, сквозь зубы, но более спокойно ответила кошка, - Может, у Шершня найдётся какая-нибудь история.

+2

27

А ты совсем не похож на тех тощих кошек, что приходили к нам, — не сдержавшись, ветряк глухо рассмеялся. Нет, он, конечно, знал, что несомненно хорош собой, однако такой высокой оценки со стороны маленькой бродяжки не ожидал получить. — Все верно. Я не такой, как они, и в этом моя особенность. Иногда полезно — быть не таким, как все, — улыбнулся кот, загадочно сверкнув янтарными глазами, на дне которых плясали весёлые огни.   

Хельга... нет она мне ничего такого не говорила,  — Шершень удивлённо вскинул брови, сначала выразительно глянув на Хельгу, прослеживая ее реакцию, и снова на мелкую. Растерянность на ее мордашке была красноречивей всяких слов. Похоже, она и вправду не знала подробностей биографии своей подруги — а взгляд бывшей некогда соплеменницы между тем впился в его морду, заставив рыжего тотчас пожалеть о своих словах. Нет, ну откуда ему было знать, насколько тесной была эта их дружба и что она не успела ещё дойти до обмена грязными тайнами прошлого?

К слову, о прошлом.

Руби, — рыжего будто огрело по голове ледяным ушатом, и он как-то даже стушевался, озадаченно нахмурившись и умолкнув. В затылке что-то неприятно засвербело. — Руби, — спустя долгие секунды молчания ему наконец удалось вытолкнуть воздух из лёгких вместе с именем. Именем, которое, несмотря на всю его странность, было ему так чертовски знакомо. Вот только не покопавшись как следует в памяти, едва ли он мог вспомнить, откуда.

Взаимно, — опомнившись, хрипло отозвался кот, а сам, между тем, не сводил пристальных  янтарных глаз с линии чужих: один в один, таких похожих на его. Забавно. И почему он не заметил сразу? — Жить в племени, крольчонок, — прочистив горло, хмыкнул он, отвечая на заданный вопрос, — в основном это рутина. Охотиться, защищать границы, гонять нарушителей. Иногда воевать, — пожал плечами ветряк, не найдя более доступного объяснения, краем глаза замечая, как уже начинало светать. Пожалуй, этот разговор слишком затянулся, и ему должно было вернуться в лагерь до рассвета.

Если тебе интересно, когда-нибудь я тебе расскажу ещё и, может, даже покажу. Но сейчас я должен идти, — ещё раз задержав взгляд на Руби, Шершень как-то неопределённо выдохнул, в этот момент четко осознавая, что знакомство с ней ещё долго не оставит в покое его мысли. — До встречи, красотки! — ухмыльнулся напоследок кот и был таков, вскоре скрывшись в предрассветной сумрачной дымке.

конец разрыва > лагерь

+4

28

>>> разрыв, номинально с гп

Чем выше они поднимались, тем больше усиливался ветер. Чем выше они поднимались, тем ниже опускалось солнце. Чем выше они поднимались, тем чаще Молния спрашивал себя беззвучно: "Что мы здесь делаем?"

Идея пройтись родилась спонтанно - впрочем, этому молодой оруженосец уже перестал удивляться; каким-то образом центрифуга жизни начала набирать обороты с бешеной скоростью, и белогривый только успевал группироваться, чтобы не вылететь из вращающегося колеса событий.

Три спины рассекали сугробы и все дальше уходили на запад.

Кажется, здесь Молния не был ни разу - вдали от плеска реки, насыпи гальки и зарослей рогоза. Не было ни мыслей посещать подобные территории, ни надобностей - зачем, только если заранее иметь планы нажить себе беду. Тем не менее, сменившийся пейзаж был интересен, а незнакомые запахи только добавляли куража, заставляя вертеть головой в попытках разглядеть все малейшие детали.

Небо тяжело дышало на троицу, подвывало, опускалось набекрень, приветствуя. Впервые Молния почувствовал, что оно вовсе не родное - чужое, промозглое, низкое. Оруженосец поежился и испустил густое облако пара.

- Я думал... мы будем охотиться? Или пойдём на границы. Не очень понимаю, где мы сейчас.

+4

29

разрыв, лагерь

[indent] Мотнув головой, Ракушечница облизала усы и смахнула с шерсти налипший снег, бегло мазнув прохладным взглядом по спинам идущих впереди котов. День был в разгаре, и настрой - боевой. Холодные ночи у всех отбивали желание подолгу нежиться в подстилках, и Ракушечница была только рада подвернувшейся возможности размять лапы и согреться в небольшом патруле. Шаг плавно перешёл в рысь, и кошка чуть ускорилась, нагоняя соплеменников, выпуская облачко горячего пара.

[indent] Пришлось отвлечься на охоту, которая, впрочем, оказалась неудачной, оставив воительницу с пустыми лапами и тлеющими угольками закипающего раздражения внутри: очевидно, в ловле кроликов ей не доставало мастерства степных котов — и эта мысль неприятным уколом  прошлась по самолюбию кошки, заставив досадливо стиснуть зубы и недовольно дёрнуть кончиком хвоста. Подумаешь, великие охотники! Посмотрела бы она на них, как они нырнут на глубину за окунём. Впрочем, в воде она их уже видела, и зрелище, признаться, было не утешительным. "Каждому своё. "

[indent] — Иногда полезно выходить за пределы установленных границ, — вкрадчиво отзывалась кошка, увидев замешательство Молнии. Переглянувшись с Форелью, тихо хмыкнула. Действительно, что же они здесь могли забыть, утянув за собой чужого ученика? У Ракушечницы просто уже не осталось причин для оправданий перед его наставником, поэтому она решила ухватить своё тайком от Подберезовика. Молния, конечно же, был убеждён в обратном, а Форель... она рассчитывала, что столь неочевидная оплошность с ее стороны останется без его видимого внимания. В конце концов, разве не чудная у них уже сложилась команда? А с последствиями своего самовольства она обязательно разберётся, но потом.

[indent] — Принюхайся и оглянись. Что ты видишь? — глаза речной обвели заснеженную пустошь, но их живописный вид оставил ее равнодушной. Лишь где-то на кончиках когтей она ощутила лёгкое покалывание, напомнившее о том, как близко они находились от территорий своего главного врага. Меньше всего хотелось столкнуться с кем-нибудь из их представителей. Хватит с Речного племени нежеланных встреч с ветряками.   

[indent] — Смотри вокруг, Молния. Глаза и нос - ответы на многие твои вопросы.

[indent] Хотелось сказать на все, но тогда бы пришлось соврать. Впрочем, возможно Форели будет, что добавить.

+3

30

>лагерь
Форель давно хотел дойти до пастбищ. В сезон Голых Деревьев эти места были особо жирны в плане добычи дичи. Конечно, речному всегда было приятнее жевать сочную рыбу, но, раз уж река замерзла, воители должны были искать альтернативные источники пропитания. В этот небольшой поход до нейтральных территорий Форель ввязался вместе с Ракушечницей и Молнией. Почему с ними? Да как-то давно хотелось провести время с бывшей ученицей, поболтать о том о сём, а Молния просто оказался поблизости. Да и Форель никогда не скрывал, что белый ученик вызывает в нем наставнический восторг. Молния всегда казался Форели очень тактичным и вежливым оруженосцем, из которого обязательно вырастет достойный воитель. Вот именно рядом с такими учениками мраморно-серый хотел бы делить в будущем одну палатку.
Перебравшись на другую сторону реки, троица оказалась на месте. Пастбище. О, этот запах не спутать ни с чем. Форель всего лишь единожды видел здешних обитателей, да и то издали. А оттого их вылазка казалась еще более интересной. Кто знает, может быть сегодня им удастся разглядеть этих пушистых белых животных поближе?
"Зайцееды называют их как? Эм... овцы? Вроде да."
Отвлек его от мыслей голос Молнии, на который, впрочем, уже ответила Ракушечница.  Форель сбавил темп, отряхивая со своей длинной шерсти снег.
- Охотой и патрулированием пусть займутся те, кому это поручили. А раз уж мы все свободны от патрулей, то почему бы не попробовать найти дичь где-нибудь тут, например. Место и впрямь занятное, Молния. Мы тут с Ракушечницей, кажется, даже и не были вдвоем, не помнишь? - обратился к молодой воительнице воитель, останавливаясь в глубоком снегу.
Глубоко втянув морозный воздух, Форель с блаженством медленно выдохнул. Иногда действительно было полезно уйти от привычных мест. Сменить обстановку, очистить мысли. А уж загружен Форель был не на шутку. У них до сих пор с Уклейкой как-то не клеилось. После ее возвращения серый был готов голову разбить, чтобы быть с ней рядом, ни на шаг не отпускать. Но эта травма... а потом потеря котенка... Все как-то смешалось в один неприятный липкий ком, от которого Форель тщательно убегал, скрываясь в патрулях и дозорах. Наверняка им следовало бы поговорить с Уклейкой еще раз, серьезно. Но пока речной воитель был к этому не готов. Отвлекаясь от дурных мыслей, кот тут же добавил:
- Ракушечница, кстати, права. Принюхайся. Тут очень много новых для тебя запахов. А может и не новых. Ветряков-то ты уже наверняка за тысячи лисьих прыжков чуешь. Но тут есть кое-что еще, - многозначительно протянул Форель, растянувшись в улыбке.

+3

31

Вот как. Полезно, значит.

Но Молния не помнил, когда в последнее время чувствовал себя так уязвимо. Запах, несущийся с равнины, был конечно же знаком - так пахло с границы племени Ветра. Странная обстановка, словно вьюн, окольцовывала смущением, вставшим поперек горла. Взгляды Ракушечницы и Форели прожигали в голове оруженосца дыру и возвращали обратно, на несколько лун назад, когда - еще будучи маленьким Вспышкой - он, подрагивающий, ничего не знающий, стоял в центре главной поляны и получал новое имя.

Не понимая, нравится ли это ощущение новизны, Молния делает шаг вперед, из-за плеча глядя на воителей. Новый опыт покалывает в груди, щекочет и отпускать пока не хочет - вцепился крепко. Но белогривый по-прежнему стоит на всех четырех и снова подавляет порывы эмоций, возникших на подкорке маленьким огоньком.

- Глаза и нос - ответы на многие твои вопросы.

- Я понимаю, что мы где-то рядом с племенем Ветра. Но...

- Ветряков-то ты уже наверняка за тысячи лисьих прыжков чуешь. Но тут есть кое-что еще.

- Вот именно. Что-то еще. И... - уши то ли в опасливом, то ли в интригующем чувстве сами собой отвелись назад, плотно прижавшись к голове, - Я не понимаю, что именно. Двуногие? Одиночки? Это они так пахнут? Если да, то, честно сказать, я не в восторге. Даже запах Сумрачных теперь кажется терпимым.

Молния усмехнулся, внимательно глядя на соплеменников. Угадал или нет - это уже неважно, о своем незнании он уже признался, а давать себе право на ошибку или не понимание оруженосец, спустя некоторые луны ученичества, все же старался. Возможно, не так хорошо, как следует, - однако первые шажки сделаны. Топтаться на одном месте хотелось меньше, чем быть упрямым.

- Мы тут с Ракушечницей, кажется, даже и не были вдвоем, не помнишь?

Но прежде, чем закончить свою речь, Форель сделал обращение к Ракушечнице, и белогривый вновь пробежался взглядом вдоль их спин, намеренно избегая контакта глаза-в-глаза. Молния, сколько себя помнит, никогда не мог расслабленно поставить себя на одно место с теми, кто старше, всегда выстраивал у себя в голове иерархические звенья, в которых он занимал соответствующее место так же, как и все остальные что в родном племени, что в чужих. И позволить себе такие вольности, как расспросы о чужих жизнях, белогривый попросту не мог.

"Все было бы намного проще, если бы ты сам стал проще".

Тем не менее, ученик с интересом округлил глаза и отвел одно ух в сторону Ракушечницы, пытаясь предугадать ее ответ на вопрос Форели.

+3

32

Не были, — Ракушечница чуть качнула головой, отвечая на вопрос Форели. Львиная доля их тренировок, к счастью, приходили не территорий Речного племени — и это было самым верным решением из всех возможных. Незнакомая, пустынная местность была чужда глазу и совершенно не внушала чувства безопасности. Здесь не было слышно привычного журчания речной воды и шороха камышовых зарослей, которые она знала и любила. На своих территориях Ракушечница чувствовала себя уверенно. Здесь ее не покидало ощущение постоянной уязвимости перед незримым врагом.

Учитывая последние события, не зря, — в какой-то момент она скосила на Форель задумчивый взгляд, слегка дёрнув хвостом. Они не часто общались и не были достаточно близки, как наставник и ученица, которые могли бы делиться друг с другом успехами или интересоваться личными делами. Однако даже от неё не укрылась некоторая напряженность, которую кот старательно силился скрыть за непринуждённым разговором. И что-то кошке подсказывало, что она знала причину и даже могла назвать имя этой причины. Некогда самая завидная, образцовая пара Речного племени явно переживала не лучшие времена. Ракушечницу одновременно удивлял и забавлял подобный расклад. Неужели травма воителя настолько могла повлиять на отношение Уклейки? Впрочем, на том ее любопытство и ограничивалось, а желание вмешиваться так и не появлялось. В конце концов, жизнь ведь не сводится на одной кошке?

Я не понимаю, что именно. Двуногие? Одиночки? Это они так пахнут? — отвлёк воительницу голос оруженосца, пытавшегося сосредоточиться на запахах, явно  растерянного от такого  головокружительного букета, обрушившегося на него столь внезапно.— Если да, то, честно сказать, я не в восторге. Даже запах Сумрачных теперь кажется терпимым.

Только им об этом не говори, — усмехнулась кошка, терпеливо замерев не месте, чтобы дать Молнии ещё пару мгновений на раздумья. — Не совсем, — все же пояснила она, распушив шерсть и поморщившись от ледяного ветра, своими порывами обжигающего морду. — их ручные зверьки. Двуногие держат их большими стадами на огороженной территории, которые, в свою очередь, охраняют собаки. Последних тебе нужно опасаться. Всегда, — отчеканила воительница, перекрывая неприязнью в голосе свой детский потаенный страх. В памяти всплыли не самые приятные воспоминания, которые кошка тут же настойчиво подавила, загнав поглубже непрошеные эмоции. — А этих, — Ракушечница слегка пошевелила ушами, мимолётно глянув на Форель, ожидая услышать и его мнение, — хочешь посмотреть поближе? — снова обратилась к Молнии, переведя взгляд на белоснежного ученика.

+5