У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Пришла весна, дизайн форума обновился, пришло время и мордашкам в шапке поменяться. Любимые игроки, мы рады сообщить вам о результатах голосования за лучших игроков прошедшего месяца!

Следом за своим предводителем звание лучшего кота забирает новый глашатай Грозового племени. Всего месяц на должности, а уже успел привлечь к себе всеобщий интерес. Поздравляем, Пескогрив! Продолжай в том же духе и, быть может, даже превзойдешь своего учителя.

Кто, если не отчаянная, храбрая, уверенная в себе стражница, недавно покинувшая Клан, мог бы стать лучшей кошкой февраля? Львица продолжает завоевывать наши сердца, а уж как многого мы ожидаем от её отыгрышей с одним рыжим ветряным воином... ждем вас обоих в номинациях мартовского голосования!

Почти единогласно лучшим оруженосцем месяца была выбрана Осолапка! Речные ученики уверенно продолжают красоваться в шапке, это неудивительно: только посмотрите на эти атмосферные и активные отыгрыши!

А вот самые милые котята, кажется, обитают в племени Теней. Совушка покорил наши сердца своим обаянием и шаловливостью. Разве мог кто-то остаться равнодушным к их отыгрышу с Соловейкой?

Что ж, мы определенно следуем традициям, и лучшей парой февраля снова становятся двое из Речного племени! Изморозь и Ракушечница, а кто же еще? На протяжении всего месяца мы с волнением обновляли тему кувшинковой заводи, краснели и умилялись. Вы просто булочки, ждем ваших маленьких булчат ; )

А этот персонаж, кажется, запомнился всем именно тем, что мешал нам наслаждаться невероятной идиллией лучшей пары. Рогоз забирает звание самого запоминающегося персонажа, да еще и почетника сверху.

Молчаливый воитель, готовый горы свернуть ради своей предводительницы. Чащобник становится самым каноничным персонажем февраля, а мы продолжаем с удовольствием читать твои посты и выискивать там новые интересные детали!

Совсем скоро вас ждет подведение итогов и голосование за лучшие отыгрыши в честь Дня всех влюбленных, поэтому не расслабляйтесь! Желаем удачи, ваш приз обязательно вас найдет!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



староречье

Сообщений 21 страница 40 из 89

1

http://s8.uploads.ru/YWNFr.png

староречье
——————————————————————
Здесь, в долине, именно той реке, что бежит через племенные земли и положено русло. Паводки промыли его берега, отчего на нейтральной территории образовались старицы. Река в этих местах протекает не по прямой, а образовывает округлые крутые петли, почти смыкающиеся друг с другом. Таким образом, идя по прямой, кот может быть вынужден перейти ее несколько раз, отчего те, что незнакомы с данной местностью, могут запросто тут потеряться. В остальном же, ничего примечательного у староречья нет: в нем также водится рыба, а на его берегах произрастает камыш и рогоз, меж которых скачут по немногочисленным кубышкам лягушки.

˟ здесь можно собрать ˟

мать-и-мачеха
бурачник
хвощ
пижма
кровь-ягода

апр[]июл
июн[]июл
июн[]авг
июн[]сен
сен[]фев

водная мята
лаванда
подмаренник
ежевика
мяун-трава

май[]авг
июн[]июл
июн[]авг
июл[]авг
авг[]дек

— зима
— весна
— лето
— осень

0

21

Ручей чувствовала, что растеряна донельзя, и это чувство выбивало из колеи. Даже надежное плечо Бурана рядышком совершенно не помогало обрести равновесие, ведь каждый раз, как она смотрела на измученного, подбитого Звездопада, где-то внутри ревел дикий зверь, требующий крови за пролитую речную кровь. Ручей не могла пошевелиться: боялась. Боялась, что этот зверь может хоть на секундочку пробиться наружу, и тогда клеймо цареубийцы напрочь пристанет к ее короткой дымчатой шерсти.
Так же явно, как синеглазка видела это клеймо на палевой шкуре лидера Ветра. И ей это было как бельмо на глазу, как красная тряпка для быка - и все, что ей оставалось - не шевелиться.
Боком воительница чувствовала, что Буран на взводе. Скосив глаза на глашатая, которому в этом случае принимать решение, серенькая настойчиво пропускала мимо ушей язвительные выпады ослабевшего предводителя племени Ветра, чувствуя, что закипает, едва этот нечестивец обратился непосредственно к ней.
- Хочу, - выдавив сквозь зубы агрессивное подтверждение своей жажды мести, Ручей резковато подалась вперед, словно себя же одергивая.
— Всегда так хочется найти виновного, да? Ищи носом, Ручей, — сморщившись, серая в сердцах отвернулась от убийцы, потягивая воздух приоткрытым в запале ртом. И правда запах... запах такой, какой-то...
— Ничего не напоминает? — въедливый голос палевого отвлекал, и Ручей чувствовала, словно в полумраке нащупала какой-то там... что-то...— Или в смерти Звездопада тоже виноват Звездопад?
Эта фраза словно ударила по затылку, оглушила, и серая непонимающе посмотрела сначала на предводителя, после - на своего Бурана. И прежде, чем хоть какая-то догадка сформировалась в голове, серебристый здоровяк размашисто шагнул, прочь отсюда, оставляя ветряка наедине со своими демонами.
И Ручей пошла за ним, изредка оборачиваясь на предводителя долгим, напряженным взглядом.

----> в лагерь за Бураном ---> к реке

+2

22

Звездопад практически не слушал. Горячее дыхание обжигало лапы, оставляя после себя клубы пара над мордой. Ледяная вода давала о себе знать и вскоре предводитель почувствовал клацанье зубов. Их лязг был отчетливо слышен на фоне болтовни Бурана. Какая Звездопаду разница, что думает этот умом обделенный кот? Так просто и легко поверить словам оруженосца, не разбираясь в ситуации, не предприняв ни единой попытки в поисках улик. Проще же было скинуть вину на кого-то. Этому обществу всегда нужен был крайний. И ближайшие луны судьба предоставила это "почетное" место лидеру пустошей.
Как только когти глашатая Речного племени оказались возле горла палевого предводителя, Звездопад покорно подставил шею, даже не пытаясь сопротивляться. Да и не смог бы. Податливым пластилином, он направил морду к Бурану, смотря в его разъяренные глаза.
- Как легко брать лидерство в ситуации, когда и побеждать некого, правда? - хрипло заключил Звездопад, прежде, чем услышал от Бурана слова о запахе одиночки, - Конечно. Только до вас, рыбоголовых, похоже, не доходит. И прежде чем брызгать слюнами, с пеной у рта обвиняя чужих предводителей, хоть на мгновение бы задержались возле места гибели Львинозвезда. Хоть на секунду бы задумались и попробовали бы найти иные зацепки, - кот небрежно отпихнул лапу Бурана от своего горла, в ответ глухо зарычав, - Но слова мелкого оруженосца ценнее, да, - предводитель откашлялся и медленно подобрал лапы под себя.
Речные были еще более пустоголовыми, чем он предполагал. Вот же, включи воспоминания, напряги мозг, ты наверняка узнаешь этот запах, который уже второй, а то и третий раз бьет тебе в нос. Но нет.
"Звездопад виноват."
— Я мог бы сделать тебе одолжение, но раз уж в этом дерьме вы купаемся всем  лесом, наслаждайся, пока живой.
Палево-кремовый коротко усмехнулся.
- Одолжение, конечно, - пробормотал себе под нос Звездопад даже не смотря на Бурана. Тут же до ушей донеслось жаркое "хочу" от Ручей, отчего Звзедопаду стало еще тошнотворнее находиться возле речных. Но, несмотря на все стычки и нервы, они были его единственным шансом на спасение в данный момент. И... они уходили. Только сейчас до Звездопада начало доходить, что его просто бросят здесь, посреди нейтральных территорий, с перебитыми лапами и спиной, полностью вымокшего в ледяной воде. И он бы, по идее, должен был попробовать их остановить, попросить помощи. Но мог ли переступить через свои амбиции, мог ли довериться этим идиотам?
Голубые глаза коснулись постоянно оборачивающейся Ручей и Звездопад посмотрел на кошку взглядом, полным жалости ко всем у Речному племени. А затем, сделавшись каким-то неестественно спокойным, он отвернулся от уходящего патруля. Дрожащие лапы не хотели слушаться.
Он остался один. Вдалеке от дома, от чужих лагерей. Бурный плеск воды уже забивал шаги речных и в ушах слышались надрывные крики чаек. Кот едва ли смог встать и шатающейся походкой сделать несколько шагов.
"Валите."
Голубой взгляд уцепился за небольшое углубление в скале. Полностью продрогший, замерзший, Звездопад дохромал до временного убежища и тяжелой тушей свалился прямо на каменистый берег. Дрожа от холода, он свернулся в тугой клубок. Сил на перебежку не хватало. Глаза сомкнулись и, несмотря на мышечные судороги, предводитель постепенно отключался. Нужно было восстановить силы.

***

Когда шерсть покрылась тонкой ледяной коркой, Звездопад сделал резкий вдох и тут же проснулся от сковывающего все тело холода. Да, они оставили его здесь. Явно подыхать. Просто ушли. Хотя, имели на это право. Предводитель племени Ветра медленно поднялся на лапы и, осторожно отряхнувшись, практически не чувствуя лап из-за продирающего холода, слабой походкой направился вдоль берега. Во рту пересохло.
А ведь если бы не издержки характера, он наверняка уже был бы в лагере. Но нет, выкручивайся сам.
"Как же все достало."
Звездопад знал, что в лагере его ждет не менее неприятная встреча. По крайней мере, там был Суховей. И кто знает, что в его отсутствие там могло произойти.

>долгий путь к лагерю

Отредактировано Звездопад (04.04.2019 01:08:28)

+9

23

---> берег реки (разрыв)

Одинокая кошачья фигура, прихрамывая, ступала по тонкой кромке речного берега.
Деревья и кусты повернулись к нему спиной, луна прикрыла свой жёлтый глаз тусклым, полупрозрачным облаком. Никто не смотрел. Только прибрежные камни, казалось ему, с каждым его шагом придвигались всё ближе и ближе, загоняя его в воду. Холодные, серые, беспристрастные. Братья по духу, раньше думал он. Верил их немой твёрдости. Теперь они нервировали его. Словно свора шакалов, следовали за ним неотступно. А из реки смотрели на него безжизненные щучьи глаза, и не было в них ничего, кроме первобытного голода.
Череп опустил голову. Камни исчезли из его обзора. Исчезла река. Земля под ногами казалась ему серой, будто бы он плыл в тумане, переставляя лапы неосознанно, инстинктивно.
"Разрушен. Освобождён? Опустошён".
Череп попытался нащупать свою душу, чтобы понять, осталось ли за ней что-нибудь. Он не смог. Неужели души не существует, и внутри его тела и впрямь одна жалкая требуха? Или, быть может, так только с ним?
Минули знакомые берега, минули бурные водопады, а он не думал поворачивать назад. Луна тихо позвала его.
"Ночь Совета", - вгляделся Череп в её око. "Сегодня ночь Совета".
Он опустил взгляд и увидел чей-то лик в куске прибрежного камня. Его пасть приоткрылась сама собой. Лапы понесли его вперёд, к камню. Но с каждым шагом на его щербатой поверхности становилось всё меньше трещин. Меньше деталей. Череп из последних сил рванулся и вытянул лапу, но коснулся гладкого камня, гладкого как вода. Как речной песок, профильтрованный течением.
Череп открыл глаза. Он никуда не бежал, и всё это время стоял перед луной, ослепленный её бесчувственным светом.
"Кто я такой? Почему меня зовут Череп? Это невыносимо".
И побрёл, побрёл согбенный дальше, к руслу реки, рождающему её бесконечную линию.
У самого берега его тело, истрёпанное и постаревшее, остановило свой ход и легло. Морда, костистая, острая, застыла над самой водой, плавно текущей вниз. Из-за этого движения его отражение колебалось и никак не могло собраться воедино. В глазах застыло непонимание, граничащее с отчаянием. Он был, конечно, подавлен. И всё не мог разбить маску равнодушия, сковавшую его лик.
Чьё-то присутствие Череп скорее ощутил, чем заметил. Чей-то взгляд на своём затылке, чье-то дыхание, почему-то слышное сквозь речной шум. Он обернулся, слегка, на мгновение. И сразу обратно.
- Вот ты где, Льдинка, - сказал Череп, и в реке появилось ещё одно расколотое отражение, так похожее на его собственное. Он не видел Льдинку уже много лун, но обратился к ней таким тоном, будто она лишь отходила ненадолго.
Ей шло это имя. Она была похожа на застывший водопад, если водопад вообще способен застыть. Казалось, достаточно коснуться её, чтобы она рассыпалась на бесконечное число ледяных осколков. Она застыла внутри всего этого льда, окружившего Черепа.
Он ощутил в ней странную родственность.
"Опустошение".
- Как ты думаешь, Льдинка, что способно изменить природу воителя? - о чём спрашивал он, не знающий ничего о том, кто она и откуда пришла? Что он хотел узнать? Какой ответ был ему нужен? - Ты веришь в преданность?
Мир закружился, небо стало дальше, а вода ближе. Череп коснулся мордой воды, но тут же отдёрнул её. С его подбородка стекали капли. Чёрные, серые, серебристые. Он молчал и слепо смотрел перед собой.

+4

24

— Ферма Двуногих

Всё дальше и дальше от фермы Двуногих и племенных земель удалялась Льняноглазка. Глубокая ночь тёмно-синим оперением, осыпанным белым речным песком, укрыла небосклон. Длинные тени стлались по примятой траве и сырой прибрежной почве, увивались за кошачьим хвостом и невесомо цеплялись за него, будто бы желая задержать, остановить, сбить с пути его обладательницу.

«Она ищет его. Она его никогда не найдёт».

Льняноглазка тихо выдохнула и печально улыбнулась собственным мыслям, ускоряя шаг. Непрогретая вода жадно лизала подушечки лап и смывала следы, но одиночка продолжала брести по кромке берега, не обращая на холод, пропитывающий шерсть, и мелкие брызги внимание. Древолом, как и всякий кот племени Ветра, как и сама Льняноглазка, не любил воду. Но она искала его здесь, у русла древней реки, потому что обыскала все окрестности и места, которые могли бы ему приглянуться, но осталась ни с чем. Потому что отчаялась. Потому что была готова увидеть его следы даже там, где их быть никак не могло.

И она увидела их. Сначала наступила на один такой – более широкий и глубокий, чем её собственные, – а затем различила на влажном песке целую цепочку идентичных ему. Сердце забилось чаще, но, наученное горьким опытом разочарований, уже не так рьяно, как прежде. Льняноглазка подобралась и торопливо посеменила вперёд, стараясь ставить лапы так, чтобы не повредить следы Древолома своими. Глубокие отпечатки, частично залитые речной водой и лунным светом, были её единственными ориентирами. Удушливый запах гниющих водорослей перебивал прочие, а так хотелось вдохнуть полной грудью и отыскать в гамме ароматов тот самый, единственный, запечатлённый в её памяти навек.

Вот ты где, Льдинка, – остановил её голос чужака. Льняноглазка врыла лапы в песок, опустила голову и зажмурилась на мгновение, смаргивая влагу, проступившую неожиданно и так же неожиданно обжёгшую глаза.

«Это не он, так что соберись, не плачь, – строго наказывала она себе, глотая свежий ветер вместе с заклокотавшими в горле рыданиями. – Только не плачь. Ты ещё отыщешь его…»

«Ложь. Она врёт. Обманывает себя. Зачем она это делает? – многоголосым криком издевательски захохотало в ответ незримое. – Посмотрите на неё! Вы только посмотрите на неё!»

Как ты думаешь, Льдинка, что способно изменить природу воителя? — повторно протянул чужак, и что-то в его интонации заставило Льняноглазку встрепенуться и вскинуть на него сухие, но покрасневшие глаза. — Ты веришь в преданность?

Череп, — на выдохе обронила она, вылавливая из памяти имя полосатого воина Речного племени, слагавшего загадочные сказки. Он помнил её имя, лживое, выдуманное в спешке, которым она ему представилась, но, кажется, так и не узнал в ней беглую воительницу племени Ветра: много лун минуло с тех пор. Тем лучше.

Льняноглазка осторожно присела рядом и заглянула в воду, изучая не тусклые отблески полной луны, но отражение Черепа. Смятое мелкими волнами, неровное, угловатое, словно изъеденное короедами. Неправильное и некрасивое. Отражение Льняноглазки было таким же.

Мне ли знать о природе воителя, — беззвучно рассмеялась одиночка, но рассмеялась горько, устало, опустошённо. — Но о преданности я, пожалуй, знаю лучше многих. Я верю в неё, Череп. Верю, что кот может жить чем-то и быть предан чему-то«Или кому-то, не так ли, Льняноглазка?»без возможности разубеждения. Самозабвенно. Потому что порой наступают тёмные времена. Страшные времена, Череп, которые могут поглотить этого кота и испить его до дна. — Она печально улыбнулась и вскинула мордочку к звёздам. Равнодушными искрами те мерцали сверху и не вмешивались в её монолог. — …И тогда его вера, его преданность — единственное, что у него остаётся.

+6

25

Из лагеря

[indent]Несмотря на некоторые хмурые морды соплеменников, речная повела отряд бодрой рысью, с тайным удовольствием ловя пятнистой шкурой солнечные лучи, подставляя под них гибкое тело. Карпозуба пришлось оставить в лагере, так как воин явно был нездоров, а тормозить "операцию" из-за одного кота Созвездие вовсе не собиралась. Самые недовольные могли бы высказать свои претензии прямо сейчас, однако так как все молчали, кошка не пожелала нянчиться с ними. Проблем занимающих ее голову хватало без этого.
[indent]Когда кошачьи лапы ступили на плохо знакомую землю, предводительница замедлила шаг, оглядыыаясь по сторонам, втягивая носом воздух. Округа близ реки пахла случайными котами, которые по разным причинам бывали здесь. Куда слабее был запах Двуногих и их собак. Кошка остановилась, приоткрыв пасть, чтобы тщательнее исследовать воздушный клубок этого места. Явной опасностью как таковой не пахло, но она все же оставалась настороже.
[indent] - Кто не успел позавтракать, может попытать удачу прямо сейчас. Только быстро, - приблизившись к реке, пятнистая тронула лапой зеркальную водяную гладь, взглянув на своих спутников. Здешняя вода не пахла гнилью. Значило ли это, что Макошь и ее банда (вряд ли бы она смогла все совершить одна) предприняли попытку испортить только племенные земли?
[indent] Конечно, самим ведь есть тоже хочется, - мелькнула мысль, на что речная надменно фыркнула, ловко подцепив таки неосторожную чешуйчатую рыбку, выкинув ее на скользкий берег точным ударом лапы, а затем зубами прикончив ее. Тщательно обнюхав улов, она убедилась в ее свежести, тут же потеряв к ней всякий интерес.
[indent]Оставив в покое реку и ее обитателей, предводительница заглянула в ближайшие кусты - ей не нравился бивший в ноздри запах Двуногих, пусть даже он был достаточно стар. Мысль о том, что эти несуразные существа иногда гуляют здесь вызывала отторжение. Но может все не так уж плохо?
[indent]- Нашли что-нибудь необычное? - негромко спросила она, когда разбредшиеся ненадолго в разные стороны коты снова собрались вместе.
[indent] - Важны любые детали, - напомнила кошка, оглядев  соплеменников хмурым взглядом. Речь шла о новых территориях - считай, о выживании и благополучии всего племени. И прежде чем принять решение, Созвездие собиралась проверить каждый куст, если того потребует ситуация.

+3

26

лагерь >>>

Рогоз не сбавлял хода, рысцой следуя за предводительницей и периодически хорошенько зевая. Утро было тёплым, и роса, налипавшая на лапы, нисколько его не портила, благо речные воители не страшились намочить лапы, как любой другой кот в лесу. Погода обещала путникам добрую дорогу и удачу на пути, поэтому черношкурый слегка расслабился. Желудок, в который провалилось два куска утренней рыбешки, больше не шумел.
Наконец граница была пересечена и отряд ступил на землю, куда охотники племени никогда не забредали. Рогоз немного оживился, оглядываясь по сторонам и холодным взглядом оценивая потенциальные угодья Речного племени. Много воды, мало шума. Поселения Двуногих довольно далеко, значит, сюда можно будет даже учеников приводить. Недурно, недурно. Кот скользнул взглядом по пятнистой лидерше, отмечая про себя её явную осторожность.
- Ничего необычного, - Рогоз пожал плечами, проходясь по размытому берегу. Тёплая вода касалась пальцев, оставлявших следы на иловом берегу. - Двуногими пахнет, но их гнёзд не видно. Наверное, приходят сюда со своими ветками, чтобы удить рыбу, - такие гости периодически бывали и на территории Речного племени. Воители уже давно оценили поведение этих одиночных особей и пришли к выводу, что те не опасны. Посидят несколько часов, поймают каким-то образом рыбу на свою паутинку и уйдут восвояси. С этим типом Двуногих речные уже давно были знакомы, и вряд ли их можно было считать угрозой. - Добротное место для рыбалки. Только патрули сюда будут долгие, - посудил Рогоз со своей палатки. Да, в этом был минус присоединения новых территорий. Учитывая, что лагерь Речного племени находился не в центре её земель, а у реки, ближе к границе с Грозовым племени, то сюда, вдоль русла идти было далековато. Рыбаки будут выходить утром, а возвращаться только к вечеру, в лучшем случае. А если улов не пойдёт, то такой поход будет вовсе не выгодным. - Впрочем, если мы и собрались присоединять новые территории, это само собой разумеющийся факт? Может, имеет смысл передвинуть лагерь поглубже в наши земли, - Рогоз усмехнулся, вслух высказав забавную мысль, - а то многие ночевать будут в охотничьих патрулях.
Кот отряхнулся от капель, скатившихся на чёрную спину с потревоженного стебля камыша, и приблизился к соплеменникам. Он оглянулся на потоки воды, вьющиеся по этой небольшой долине и разбивающие её на крупные и мелкие островки суши. Некоторые из них были похожи на лагерь Речного племени: защищённые зарослями камыша или даже имевшие несколько кустарников, похожих на палатки. Только вот в Юные Листья здесь всё размывает. Много ли проку будет?

+3

27

[indent] Выслушав мнение патрульных, предводительница легонько дернув ухом взглянула на Рогоза. Молодой воин нравился ей уже тем, что смело высказывал свое мнение и мысли по опереденным вопросам. Он не смотрел слепо ей в рот,  а потому вызывал как минимум уважение. Хотя глядя на его широкие плечи и помня, что мельком часто видела кота в лагере рядом с Выдрой, с которой у нее как-то с самого начала не сложились отношения, Созвездие испытывала почти физическую потребность быть начеку, однако прямо сейчас той не было в ее отряде, и поэтому чуть сощурив бирюзовые глаза, речная одобрительно кивнула, принимая слова Рогоза в расчет. По крайней мере, они имели смысл.
[indent] - Ты прав, добираться сюда в патруль может стать проблемой, и все же это стоит рассмотреть на совете, - она вздохнула.  - Вода здесь чистая. Рыба есть, В случае, если Двуногие будут досаждать нам не больше, чем обычно, для молодняка поход на здешний берег может стать хорошей тренировкой на выносливость, - оставаться  на месте далее не имело смысла. Пятнистая взглянула на небо, думая о том, что немного не рассчитала затраченное на путь время, и что патрулю ее придется задержаться исследуя забошенные сады. Они к слову, вызывали куда больше неприятия, чем староречье. Там всегда имелся шанс встретить чужака. Впрочем, поживем, увидим.
[indent] Собрав возле себя воинов снова, кошка легкой рысью повела их в противоположную от реки сторону вдоль орешника через знакомый птичий дворик, за которым расположился обозначенный на ее маршруте сад, где она уже не вела себя столь свободно, понимая, что в любой момент ее отряд мог столкнуться с чужаками, но в то же время, речная была полностью готова встретить этого врага.
[indent] Будет забавно, если где-то в этих местах как раз засела Макошь, - подумала она, остановившись в тени большого дерева, глубоко вдыхая носом воздух.

Заброшенный сад

Отредактировано Созвездие (07.09.2019 14:01:34)

+1

28

"Мне ли знать о природе воителя", - отдались слова Льдинки в голове Черепа, и прозвучали они со странной лёгкостью, оттолкнулись, будто напуганные водомерки, и пустились в бег по глади озера за скалистой стеной его лба. "...будто бы я спросил о погоде. Или о составе утреннего патруля. Неестественная лёгкость".
- Со стороны видно лучше, - спокойно сказал он, но в его взгляде появилась стальная нотка. - Я встречал немало бродяг, но никто из них не знал племена лучше, чем ты. Никто не слушал мои рассказы с таким естественным пониманием.
Он покачал головой и опустил морду к воде. От реки исходил осязаемый холод, его лапы уже задубели.
- Впрочем, не важно, что связывает тебя с племенами. Не говори о себе ничего. Просто будь осторожнее. Мне приятно иногда приходить сюда и рассказывать тебе о чём-нибудь. Знаю, что однажды это прекратится, но... - Череп прищурился и тяжело вздохнул. Он не стал договаривать. Признания собственной слабости перед этими вольными речными потоками и свободными полями, от которых не пахло кошачьими метками, было достаточно.
- Ты - счастливая кошка, Льдинка, если есть кто-нибудь, кто будет предан тебе даже после твоей смерти, - сказал он ещё мрачнее и глуше, чем раньше. Весь этот день, бесконечно долгий и унылый, с ломотой в костях от близкого Листопада, он размышлял и пересматривал свою точку зрения. Называл себя глупцом и недотёпой, говорил, что всё это время очень плохо, туманно понимал жизнь. Собственного отца величал неудачником, хотя его преданность была достойна уважения. Уважения, которого он так и не получил при жизни.
"Потому что те, кто несёт своё бремя с тихой честью, предпочитают оставаться в тени. А ведь он мог бы объяснить мне. Поговорить со мной. Неужели я так похож на непробиваемого истукана?"
И сам себе отвечал: "Похож".
- Я думаю, нужна смелость, чтобы быть одиноким. Они сбиваются в племена, потому что боятся быть ненужными и ничего после себя не оставить. Сочиняют легенды, вся суть которых в "заметьте меня, запомните, пронесите меня сквозь время". Они хотят любви и внимания, но сами не могут дать ни того, ни другого. Они жадны и очень не хотят погибать. Я чувствую разочарование. Я разочарован в племенах, Льдинка.
Наконец, Череп признался и себе, и этой странной одинокой кошке в том, к чему шёл десятки лун. Он разочарован, и его горького разочарования хватит, чтобы заново наполнить берега иссохшей реки. Из своей тяжёлой головы он вытряхнет карпов сомнения, щуку смуты и сотню крохотных рыбёшек всех сортов, всех пород печали, какие только могут существовать в ловушке меж его косматых ушей.
- Мы смешно устроены, - произнёс он тоном, очевидно не располагающим к веселью. - Мы разойдёмся по своим сторонам. Я буду ходить в патрули, рыбачить, и мои мысли будут отточено-острыми, как всегда. Но обязательно настанет такая же ночь, как сегодня. Когда я буду думать совсем не отточено. И не остро.
Череп знал, что они двое замерли где-то вне времени. Завтра Льдинку может загрызть напавшая на след собака, а его - утащить на дно сковавший мышцы холод. С ними может произойти одно из тысячи несчастий, которое не произошло, например, вчера. Они могут никогда больше не встретиться, и оттого именно с ней ему было легче говорить, чем с любым из своих соплеменников. Пусть в её глазах колышется тёмный огонёк ужаса и тоски, он опустит голову и ничего не заметит. Просто не станет заглядывать туда, куда не нужно. Он останется для Льдинки не более опасным, чем один из множества камней, лежащих у берегов реки. Декорацией, возможно, чуть более примечательной, чем остальные, но не намного.

+2

29

лагерь [разрыв]



Гончая бесшумно приземлилась на припорошенную изморозью и снегом землю, внимательно оглядываясь по сторонам. Из приоткрытой пасти вырывались облачка пара, однако, к счастью, сама она была обладательницей густой и тёплой шубы, которую, как ни силился, всё же не мог прогрызть леденящий ветер. Несмотря на то, что сезон Голых Деревьев только-только вступил в свои права, он сделал это быстро и постарался, чтобы обитатели леса сразу поняли, с кем имеют дело: дожди сменились холодами и снегом, не успели коты и опомниться.

И теперь, не попав в отряд, который был призван вместе с Сумрачными котами заняться косулями, снующими по территориям лесных племён, серебристая кошка пришла к выводу, что охота станет отличным времяпровождением, да и, будем честны, полезным, раз большое количество хороших воинов пропадает в другом патруле и наверняка вернётся голодными. Конечно, по большей части это были лишь здравые и общественно полезные обоснования для её желания отгородиться от оставшихся в лагере соплеменников, но до тех пор, пока они звучали убедительно, сама Гончая была согласна с таким раскладом. А потому неспешно побрела по пустынным землям вдоль берега промерзающей реки, навострив уши и надеясь учуять запах какой-нибудь дичи.

+1

30

- разрыв -

Облачко пара вырвалось из пасти Крестовника. Уши дрогнули, под пышной копной усов расплылась довольная улыбка. Он уловил тень серой стрелы, что-то забывшую на нейтральных землях. Как и он, впрочем, только о мотивах своих «потеряшек» Крестовник уж явно не будет рассуждать.
- Гляньте-ка, - не стремясь слиться с местностью, трёхцветный вышел навстречу Гончей, намеренно принимая вид как можно более мирный и расслабленный. Ему так долго твердили, что это какая-то там Макошь, супер-одиночка, решила устроить геноцид племён, стравливая их друг с другом, и вообще эта злобная мегера, якобы существующая за пределами земель, оказывается и убила Львинозвёзда. Ага-ага, ну-ну, так он и поверил в эти россказни. Как их наплели Ветряные, так и развеялись они легко же: никакой Макоши нигде не видно и не слышно, а на нейтральных землях бегают только голодающие тени котов, пытающихся хоть как-то выжить в сезон Голых Деревьев.
- Кажется, я вижу перед собой нечто необычное, - Крестовник усмехнулся и преспокойно уселся перед Гончей, чувствуя раздувающее изнутри удовольствие. Он не знал, что хотел от Ветряной горячей кошки, но лишний раз позлить никогда не помешает. Заодно, может, и проколется, а так недалеко и противного Звездопада вывести на чистую воду.
- Да это же передо мной сама Макошь, устрашительница племён и убийца Львинозвёзда, - хвост нервно дёрнулся, не выдерживая внутреннего напряжения.
- Что, вдохновение ищешь на то, как убить Созвездие? Или, может, опять какую-нибудь гадость изваляешь в крови и притащишь нам на границу, а, Гончая-Макошь?

+4

31

— Гляньте-ка, - голос, раздавшийся на этих пустынных землях, стал для Гончей неожиданностью. Впрочем, воинская выучка и последние беспокойные луны в частности научили её невозмутимости: не дрогнув, она медленно обернулась на звук голоса, позволив себе, разве что, напрячь мышцы под серебристой шкурой. Она немигающим холодным взглядом следила за тем, как Речной воин опускается на землю напротив неё, но не спешила нападать первой. Эти территории не принадлежали ни Речному племени, ни котам Ветра, а значит, в махание когтями дело перерастёт лишь в том случае, если они не сойдутся во мнениях. Или, например, если Крестовник изначально не задумал вспороть ей глотку - мысль эта мигала на подкорке сознания предупреждающим огоньком.

- А где же подружка, наказана? - дружелюбно осведомилась старшая воительница. Если нынешний собеседник был ей интересен противоречивым характером и странными обстоятельствами знакомства, то с Черникой дела обстояли проще: увидев её в должных обстоятельствах, Гончая бы не отказала себе в сладком удовольствии вытряхнуть ту из чёрной шкуры на прихваченную морозом землю.

— Что, вдохновение ищешь на то, как убить Созвездие? Или, может, опять какую-нибудь гадость изваляешь в крови и притащишь нам на границу, а, Гончая-Макошь? - старшая воительница склонила голову набок, пристально оглядывая Крестовника. Тревога крепко спала: о том, сколько общего у Гончей с Макошью было на самом деле, её собеседник знать не мог. А значит, тем любопытнее узнать, что же натолкнуло его на столь забавные в контексте реальных событий мысли.

Воительницы выдохнула клубы пара, наблюдая, как они рассеиваются перед янтарными глазами собеседника. - Если я убью Созвездие, то она присоединится к Звёздному племени, а твои соплеменники будут чествовать её до конца своих дней. А если она продолжит позволять остальным делать то, что вздумается, то её кончина будет гораздо ближе к той, какую ей бы пожелала я сама, - улыбнулась Гончая, обвивая лапы пушистым хвостом. - Кстати о Макоши. Ты ведь был единственным, кто видел смерть Львинозвёзда, верно? И разглядел в силуэте убийцы меня? - поинтересовалась старшая воительница, вспоминая слова Звездопада.

+5

32

- Черника на изготовке, - мило улыбнулся Крестовник, - ты окружена, Гончая, - и трёхцветный даже как-то добродушно подмигнул. Мол, вот какой я тебе секрет раскрыл, Ветряная, молись теперь на меня как на предка и радуйся жизни, что я твой хвост оберёг и спас.
Он тоже чуть склонил голову набок, с интересом разглядывая Гончую. Ему было интересно вновь помериться с ней силами, понять, кто кого уложит на лопатки в этот раз, и одновременно язык чесался просто с ней поболтать. Уболтать, завертеть и вывести на правду-матку, похороненную за Ветреными землями и Звездопадовыми тайнами.
- Осторожней с выражениями, - Крестовник распушился, гребнем загривка предостерегая Гончую от напрасных угроз. - Сделай только шаг в сторону территории Речного племени - и ни о чьей кончине ты больше не будешь мечтать. Это я тебе гарантирую, - кончик хвоста недовольно пристукнул по земле. Вот так, и нечего расслаблять свои чёрные помыслы на нейтральных землях.
Он чувствовал стратегическую защищенность в том, как они вежливо сидят на дипломатическом состоянии друга от друга, оба укутавшие лапы хвостами, прячущие там своё оружие - когти. И всё же Крестовника подмывало оказаться ближе, заразить и заразиться чужим жаром и снова, как прежде, вернуться в буянящее русло.
- Я разглядел в силуэте убийцы Звездопада, - вежливо отчеканил трёхцветный, соизволившись даже на насмешливо-холодную улыбку. - Не думаю, что тебе выгодна эта сказка про Макошь. Хотя, если принять во внимание тот факт, что ты далеко от земель Ветра и явно размышляешь о своих версиях убийства Созвездие... вывод очевиден, ведь так? - Крестовник выпростал одну лапу из-под хвоста и задумчиво уставился на чуть вывернутую и приподнятую к морде подушечку, погрузившись в глубокие размышления.
- Всем бы обладать такой личной преданностью к предводителю.
Он почти полностью был уверен в том, что Гончая приняла на себя образ Макоши из любви к Звездопаду.
Как он жалок и низок. Пользуется любовью кошки, которую он не заслуживает.

+5

33

- Брось, Крестовник. Меньше всего ты похож на слепо верного предводительнице воина, - снисходительно шевельнула ухом старшая воительница. Уж не мне ли после воспитания Ветролапа знать, как выглядят те, кто готов встать у собственного лидера рыбной костью аккурат поперёк горла. В словах её не звучало ни обвинение, ни презрение, будто шаткая в таком контексте верность была естественна. Впрочем, для Гончей, на взгляд которой верность предводителю и верность племени были порой противоположными полюсами одной сферы здравого смысла, это было естественно. Она снова вспомнила Суховея, обвиняющего Звездопада. Осталась бы она в тени, если бы поражение сына от отца было бы не так предсказуемо? - Мне показалось, что ты вырос из того периода, когда верность племени и верность предводителю считают одним и тем же.

— Я разглядел в силуэте убийцы Звездопада, - отозвался Речной воин, акцентируя внимание собеседницы на имени. Кошка сдержала смешок: ходить по лезвию чужого когтя в нынешней ситуации было бы опрометчиво, да и разговор увял бы быстро. — Не думаю, что тебе выгодна эта сказка про Макошь. Хотя, если принять во внимание тот факт, что ты далеко от земель Ветра и явно размышляешь о своих версиях убийства Созвездие... вывод очевиден, ведь так?

- Как та, кто видела Макошь лично, я предпочту всё же думать, что она не была плодом моего воображения или хорошо притворяющимся Звездопадом. Ну а мои земли можно увидеть даже отсюда - перейти два или три ручья, ответвляющихся от реки, и готово, - заметила Гончая, едва заметно кивнув в сторону территорий, простиравшихся за речушкой в соседстве с пастбищем. - Скажи мне, Крестовник, ты в самом деле думаешь, что у меня хватит сил и ума выследить и убить предводительницу, в запасе у которой, я полагаю, есть семь или восемь жизней? - она, не трогаясь с места, вытянула слегка шею, перехватывая взгляд идентичных по цвету глаз. - Потому что я не знаю, воспринимать такое мнение комплиментом или оскорблением.

+5

34

- Я верен Речному племени, - протянул трёхцветный, - и Воинскому Закону, - в той мере, в какой это необходимо. Слепо доверять свою судьбу силе норм и правил, которых некоторые жители Леса совсем не почитают, он не собирался. Да и отец, насколько он помнил, никогда особо не отличался почитательным страхом перед Воинским Законом. Интересно, с кровью это вообще передаётся?
- Тем не менее, - ровным тоном подчеркнул Крестовник, - угрозу в сторону моей предводительницы я слышу так же чётко, как ты мою, - он небрежно пожал плечом, мол, ладно уж, давай сойдемся на том, что прекрасно друг друга уважаем в плане построения кровожадных планов мести. Можно было не сомневаться, что горячая кошка в голове своей имеет жестокую картинку сбывшихся в сторону Речного племени угроз.
- И я тоже видел Макошь лично, - ха-ха, раз уж пошло всё так, то он подыграет этому фарсу. - Могу даже показать её тебе. Не хочешь взглянуть? - он повёл мордой в сторону ледяной корки внизу старого русла. Очевиднейший намёк.
- Что же ты не разобралась с Макошью, когда была возможность? Если действительно видела её.
Что за странное поведение влюбленных - защищать объект воздыхания до последнего.
- Я, Гончая, видишь ли, верю,что ты необычная кошка, - прямой контакт глаз подстегнул его: Крестовник дёрнулся с места, поднялся на лапы и нарушил дипломатическое расстояние парой крупных размашистых шагов.
- А ты ведь необычная кошка, правда?
В расстоянии не хватало чуть-чуть до посеребренного чернением ушка.
Когда ты сдашься, упрямица?

Отредактировано Крестовник (10.12.2019 08:45:27)

+4

35

- Если бы на тот момент у меня были причины к нападению - пожалуй, я бы это сделала. Но нападать на каждого одиночку, которого видишь на нейтральных землях и который на тот момент не успел ещё никого убить, грозит весьма короткой продолжительностью жизни. Ты сейчас, кстати, в такой же ситуации, - заметила Гончая, качнув кончиком хвоста. - Мы с тобой потрепали друг друга когтями, я рассыпалась нелестными словами насчёт твоей предводительницы, а сейчас мы сидим на ничейной земле, а не катаемся по ней с воем и визгом, - фыркнула кошка. Знала бы я, чем обернётся возвращение матери на наши земли, вряд ли размышляла бы перед тем, как атаковать.

- И что же ты делаешь на нейтральных землях в такой час, пока необычная кошка обдумывает здесь убийства половины леса? - поинтересовалась старшая воительница. Когда расстояние между ними продолжило сокращаться, она удержалась от того, чтобы не отпрянуть и скрыть собственное замешательство: в то время, как её соплеменницы обзаводились семействами и котятами, она предпочитала отрабатывать приёмы боя и охоты за пределами лагеря, справедливо при этом полагая, что лишняя привязанность мешает. И теперь, ощущая столь близко чужое присутствие за пределами боя, невольно отмечала новизну собственных ощущений, которые, впрочем, не исключали логичные вопросы - не последует ли за подобным поведением бросок с попыткой перегрызть ей глотку?

- Я ожидала подобного много от кого, но точно не от тебя, - между тем, зрительный контакт серебристая кошка не прерывала: слишком интересными казались ей разворачивавшиеся события. Пожалуй, не будь их предыдущая встреча столь скандально громкой и глобальной в плане последствий, она бы даже получала от происходящего удовольствие более чистое, без примеси настороженности.

+5

36

Каждый может оправдываться, как хочет. Если Гончая считает, что своей ложью она защищает Звездопада, то пусть продолжает это делать, он же будет считать иначе. Что вывел её, наконец-то, на чистую воду. Ветряная не зря каждого норовит ужалить и уязвить, скрывает избитое и израненное невниманием предводителя самолюбие, агрессивно защищаясь от любой возможной попытки разведать её тайну.
- Думаю, наше спокойствие можно оправдать именно что нахождением на ничейных землях, - фыркнул Крестовник, - какое племя здесь защищать? Мы с тобой, так скажем, нейтрально дружелюбны по отношению друг к другу в этом месте, - он чуть махнул хвостом, собирая зрительный образ небольшой лощины воедино, ненавязчиво переступил ещё ближе, практически чувствуя, как тонкие волосинке на чернёном ухе щекочут бледный нос.
- Можешь не верить, но - ловлю необычных кошек, - трёхцветный усмехнулся. Он уже давно открыто во всём признался, это Гончая продолжала тянуть кролика за хвост, отчаянно делая круглые глаза в ответ на нелицеприятную правду.
- А вот Макошь уже представляла угрозу, на чьей бы земле она не находилась. И разве ты - ты - боишься за свою жизнь? Боишься умереть в когтях какой-то там плешивой бродяги, не умеющей даже охотиться-то толком?
Он наступил на лапу, подушечкой чувствуя каждый палец и каждый спрятанный в дуге коготок.
- Хотя я не отказался бы попробовать переиграть тебя ещё разик. В прошлый раз досадные неприятности мне помешали, - морду на мгновение перекосила кривая гримаса, тут же превратившаяся в хитрую усмешку.
Да, от Гончей, горячей Ветряной остроязыкой гадюки, он не отказался бы от реванша.

+3

37

> главная поляна племени ветра
Быстрой рысью Соболь преодолевал расстояние, внимательно прислушиваясь ко всем звукам вокруг. Он так же изредка оглядывался назад, чтобы убедиться, что его соплеменники поспевали за ним - Кисточка и Сияющая все так же шли сзади. Звездопад дал им задание, а они его и исполнят так, чтобы не было вопросов.
Наконец, когда светлые лапы переступили на территорию Староречья, глашатай остановился и огляделся. Новое место - новые эмоции и ощущения. Его желудок аж скрутило, но в остальном все было хорошо. Слышались приятные звуки - покачивание деревьев, скрип снега, а так же... хруст заледенелой воды. Да, тут протекала река, которая, надеюсь, окончательно заледенела.
Почувствовался лютый дискомфорт, в голове за несколько секунд пронеслись события прошедшего дня, и, сам того не осознавая, Соболь решил держаться от воды на небольшом расстоянии и ни в коем случае не проводить на льду большое количество времени, а выходить туда лишь в крайней необходимости.
- Разойдитесь в разные стороны и оставьте метки. Делайте это как можно чаще, чтобы оставить тут отчетливый запах нашего племени. За работу! - утвердительно кивнул. - Закончим и вернемся в лагерь, ладно? Встречаемся именно тут, на этом месте, когда вся работа будет завершена. Будьте аккуратными, а если что вдруг - зовите меня, я буду на стреме.
А после, слегка размяв передние лапы, вислоухий отправился вперед.
Он внимательно запоминал местность, а так же оставлял метки через расстояние лисьего хвоста. Ему казалось, что чем больше - тем лучше, так ведь?
Наконец, когда работа была закончена, Соболь вернулся обратно и повернул своей головой в разные стороны, ища Кисточку и Сияющую.
- Ну что, что вы можете сказать про это место? Есть что-то подозрительное?
Он ожидал чего угодно - жизнь подготовила.

+2

38

[indent] → лагерь ветра

Несмотря на пережитое эмоциональное потрясение, Кисточка чувствовала себя не так уж и плохо. В лагере целительница подлатала ее не слишком глубокие раны, кошка насытилась и немного отдохнула, и шок от произошедшего постепенно растворился в рутине ежедневных дел... Но не до конца.
Обида, эта цапова обида, глубоко затаившаяся где-то внутри, не давала ей покоя. Обида на Речное племя, на атаку Ручей и на слова Созвездия, на больные удары Крестовника, на смерть Звездопада - эта обида обещала исчезнуть совсем нескоро. И как бы Кисточка не любила отпускать негативные мысли и жить сегодняшним днем, ветряная не могла избавиться от этого сжимавшего сердце мерзкого ощущения, стоило ей вспомнить о произошедшем кошмаре. О том, как он неслась, сломя голову, в лагерь, подгоняемая ветром пустошей и собственным страхом, как бежала затем обратно, вслед за ринувшимися на помощь соплеменниками, как дралась, как с ужасом наблюдала за уходящим под воду палевым лидером и ровным счетом ничего не могла сделать. Это так нечестно! Я хочу просто забыть. Не хочу злиться из-за этого вновь и вновь. - твердила себе воительница, настойчиво пытаясь отогнать непривычные мысли. Но они не желали уходить так просто.
— Разойдитесь в разные стороны и оставьте метки. - Кисточка согласно закивала.
Она слышала, что если очень злишься на кого-то, нужно найти лес, представить, что дерево - это твой обидчик, и хорошенько на него наорать, а затем от обиды не останется ни следа. Но вот что, если... - гениальная мысль осенила голову Кисточки, и та довольно заулыбалась.
- Но ведь речные так хотели эти земли, будет неприятно, если их кто-то... пометит - сделав вид, что собственное действие для черепаховой оказалось полным сюрпризом, она пометила первый камень.
- Созвездие, Ручей, мне так жаль, я не хотела, ой! - Кисточка отошла к голому кусту, с небывалым энтузиазмом занимаясь делом. - Крестовник, и ты тут? Как неловко! - продолжала воображаемый диалог кошка. - Право, я не знаю, что на меня нашло, не могу остановиться! Предки мои, кажется, я и на вас попала! - трехцветная не переставала ахать, и вот уже третий куст был окраплен откровенно злорадствующей воительницей.
Обида начала отступать - в ее голове все враги были повержены самым унизительным способом, а чесь племени Ветра восстановлена.

+9

39

[icon]http://forumuploads.ru/uploads/0019/c8/05/22/50542.jpg[/icon][nick]Заяц[/nick]

Пока коты метят территорию, на староречье забрел заяц. Крупный, кажется он превосходит в размерах среднего кота, с невероятно длинными ушами и мощными лапами. В одиночку такого точно не поймаешь. Косой деловито остановился около заснеженного куста, будто совсем не боясь быть обнаруженным, и начал раскапывать снег и запихивая в пасть жухлую траву, которую ему удалось отыскать, смешно дергал ушками.
Патрульным удалось заметить зайца, но удастся ли его поймать? Или лучше оставить эти попытки и вернуться в лагерь?

+4

40

---> Главная поляна
Сияющая двигалась следом за соплеменниками. Лапа конечно доставляла неудобства, но не такие сильные, как вчера. Остальные раны тоже не давали о себе забывать, но кошка старалась не обращать на них внимания и просто направлялась к староречью. Вот они и пришли на эту территорию. То место, которое досталось им после вчерашней битвы. "Где ты опозорилась!" - выдал мозг, но кошка поспешила выгнать ненужные мысли из головы. Ведь они будут только мешать.
Соболь сказал разделиться и пометить все, как можно тщательнее. Этим черно-белая и занялась. Она шла внимательно и с интересом разглядывая территорию, а так-же оставляя метки как можно чаще. Рядом был лёд, который не то чтобы пугал кошку, но придавал некоторого напряжение на фоне вчерашней битвы. Потому Сияющая опасалась приближаться к нему.
Покончив с метками, кошка вернулась обратно к Соболю. Ей не особо было, что ответить на его вопрос. Да и требовалось ли это?
- Не знаю, как тут в плане охоты, но само место мне не особо нравится, - честно сказала кошка и посмотрела в сторону реки. Внезапно кошка учуяла запах и посмотрела в сторону откуда он доносился. Она не видела зайца полностью, но и та часть, что была видна с её ракурса заставила её удивится размерам. Большой и вкусный. Желудок, который спал в лагере, резко проснулся и тихо заурчал, а Сияющая несколько мечтательно продолжила смотреть на зайца.

+4