У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Пришла весна, дизайн форума обновился, пришло время и мордашкам в шапке поменяться. Любимые игроки, мы рады сообщить вам о результатах голосования за лучших игроков прошедшего месяца!

Следом за своим предводителем звание лучшего кота забирает новый глашатай Грозового племени. Всего месяц на должности, а уже успел привлечь к себе всеобщий интерес. Поздравляем, Пескогрив! Продолжай в том же духе и, быть может, даже превзойдешь своего учителя.

Кто, если не отчаянная, храбрая, уверенная в себе стражница, недавно покинувшая Клан, мог бы стать лучшей кошкой февраля? Львица продолжает завоевывать наши сердца, а уж как многого мы ожидаем от её отыгрышей с одним рыжим ветряным воином... ждем вас обоих в номинациях мартовского голосования!

Почти единогласно лучшим оруженосцем месяца была выбрана Осолапка! Речные ученики уверенно продолжают красоваться в шапке, это неудивительно: только посмотрите на эти атмосферные и активные отыгрыши!

А вот самые милые котята, кажется, обитают в племени Теней. Совушка покорил наши сердца своим обаянием и шаловливостью. Разве мог кто-то остаться равнодушным к их отыгрышу с Соловейкой?

Что ж, мы определенно следуем традициям, и лучшей парой февраля снова становятся двое из Речного племени! Изморозь и Ракушечница, а кто же еще? На протяжении всего месяца мы с волнением обновляли тему кувшинковой заводи, краснели и умилялись. Вы просто булочки, ждем ваших маленьких булчат ; )

А этот персонаж, кажется, запомнился всем именно тем, что мешал нам наслаждаться невероятной идиллией лучшей пары. Рогоз забирает звание самого запоминающегося персонажа, да еще и почетника сверху.

Молчаливый воитель, готовый горы свернуть ради своей предводительницы. Чащобник становится самым каноничным персонажем февраля, а мы продолжаем с удовольствием читать твои посты и выискивать там новые интересные детали!

Совсем скоро вас ждет подведение итогов и голосование за лучшие отыгрыши в честь Дня всех влюбленных, поэтому не расслабляйтесь! Желаем удачи, ваш приз обязательно вас найдет!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



сеновал

Сообщений 61 страница 66 из 66

1

http://s7.uploads.ru/BsLa6.png

сеновал
——————————————————————
Где-то там, за полями нейтральных земель, стоит неприметное и совершенно нежилое гнездо двуногих. Припрятавшись среди небольшой рощицы, это здание уже долгие луны предназначается для хранения сена, иногда - зерна, и вот почти круглый год двуногие оставляют здесь солому с полей, не утруждаясь перевозкой в город. Не всем котам по душе ночевать под человеческой крышей, но какой здесь запах! Аромат сена, полевых трав, иногда - зерна, который неминуемо привлекает ленивых, сытых мышей. Умиротворенное место переждать непогоду, поохотиться на жирных полевок - быть может, когда-нибудь это место станет домом какому-нибудь бродяге?

0

61

[indent] Она непроизвольно пискнула, когда Волчеягодник подкрался сзади и сделал словесный выпад в её сторону. "Ну какие ещё тигры! Я уже не котёнок, чтобы верить во всякую там чепуху!" - самодовольно подумала Облачко, но, перехватив усмешку на морде кота, сообразила, что тот просто шутит, и запоздало улыбнулась в ответ. Касание Волчеягодника, который воспользовался замешательством ученицы, защекотало длинные шерстинки вдоль спины, вызвав тем самым срочную необходимость их пригладить. Но стоило Облачко нацелить свой шершавый язык на взъерошенное местечко, как глаз зацепился за неравномерные черно-серые пятна. Дымкой расплывались они по светлой шубке, приковывая к себе взгляд жёлтых глаз. А ведь если хорошенько прищуриться, можно было счесть, что её шерсть всегда была такой!

[indent] Она решила не расставаться с этими пятнами так скоро.

[indent] — Когда мы окружили её, в ней проснулся чудесный дар, и она начала изрыгать пламя прямо из своей... пасти. И спалила нас, троих идиотов, вместе с этим дрянным гнездом. А я выжил, чтобы рассказать вам эту историю. Более логичного объяснения случившемуся у меня нет, извини.

[indent] Облачко вытаращилась на Волчеягодника, едва ли не теряя дар речи. "Не может этого быть!" Или может... В конце концов, речь ведь шла о Макоши. Не о глупом Дроздовке, не о Клюковке, у которой ветер в голове, не о заурядной Облачко. "Наверное, у неё ещё и шерсть чёрная, как у Кометы. Все коты с такой шубкой - особенные. И судьба у них тоже особенная". Ученица несколько раз с силой царапнула землю, разлохмачивая коготками сухую траву, но шёпот Наледи оторвал Облачко от столь важного занятия. Она возмущённо уставилась на воительницу.

[indent] - Да пусть эта Макошь хоть из трёх голов пламенем дышит, я её не боюсь! Я вообще никого не боюсь! - шепнула она в ответ.

[indent] По крайней мере, все должны думать именно так.

[indent] — Верно, Облачко, - подала голос Комета, когда соплеменники отправились в сторону лагеря. Слушая наставления предводительницы, Облачко много кивала и даже разок охнула, когда речь зашла об отравленной дичи: не приукрасить, если сказать, что для белышки это стало настоящим открытием. — Вернемся в лагерь. Тебе нужно отдохнуть перед Советом, ночь будет длинной.

[indent] О, предки великие, как же Облачко могла забыть! С самого посвящения она выжидала на ночном небе приближение священного перемирия, но в его непосредственном преддверии совершенно оставила об этом мысль: последние события заставляли Облачко перед сном думать не о будущем, а пережёвывать исключительно то, что происходило в течение дня. И вот, как снег на голову, ночь Совета! Что ж, это будет одно из лучших её воспоминаний за всю жизнь - Облачко в этом нисколько не сомневалась.

---> главная поляна

Отредактировано Облачко (13.02.2020 10:05:38)

+3

62

[indent] Столкновение с чужачкой в предгорьях, волнения на границах, странные запахи... Луны жизни без близких, семьи, друзей и даже постоянных собеседников оборвали связь без того отрешённой одиночки с миром, который был наполнен не только чистыми ароматами природы, но и резкими запахами эмоций и чувств. Наполнен звуком голосов, что оглушали в сравнении с тихим шелестом ветра или даже с протяжным воем северной вьюги — к ним задумчивая серая кошка хотя бы привыкла. Однако что-то разделило жизни словно на до и после, что-то непонятное, едва уловимое — и вот уже Чемерице приходится покидать скалистые пределы в поисках временного укрытия, ведь слишком многим она теперь может попасться на глаза. И когти. Тихая страница не боялась смерти, хоть боль до сих пор терпела с трудом, однако жертва сестры была её ответственностью, долгом выжившей.

[indent] Серенькая перебегала с места на место до боли в лёгких и ломоты в мышцах, ища возможность наконец немного успокоиться. Глоток привычной прохлады умиротворения, чтобы после найти в душе силы вновь броситься на встречу с неизведанным.

[indent] Запах сушёных, однако не потерявших своего волшебства, трав лёгкой щекоткой неожиданно коснулся носа. Чемерица резко остановилась, удивлённо оглядывая странные травянистые нагромождения. Удивительно высокие, пухлые, они занимали практически всё предоставленное пространство, и кошка тихой серой тенью петляла меж этими сооружениями, пока, наконец, не нашла одно из самых маленьких. Натренированные суровыми горным исполинами лапы позволили одиночке взобраться на него одним прыжком.

[indent] И даже так облака оказались бесконечно далёкими. Там, на снежных шапках, тоскливо отражавшихся в бедно-зелёных глазах, небо словно кончиков ушей касалось, хоть это и была лишь желанная иллюзия. Тут... Чемерица вздохнула. Где-то тут, возможно, ещё жила её семья.

+2

63

----> из томительного прошлого в счастливое настоящее

⠀⠀⠀⠀⠀⠀Он медленно опустил веки и слегка наклонил голову вперед. Вытянул шею, будто создавая мостик между двумя мирами — настоящим и тем, который скрывается у каждого из нас в голове. Глубоко вздохнул — теперь всё дело в концентрации.
Вдох — выдох. Вдох — выдох. Нужно успокоиться, ведь эмоции, это самый худший враг самопознанию.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Сначала нужно ощутить мир вокруг. Напрячь до предела все явные и скрытые органы чувств, чтобы прочувствовать даже самые маленькие детали окружающего меня пространства. “Пусть я стану частью пустынных долин, а они сольются со мной: нужно прочувствовать всё так, будто это последняя возможность хоть что-то понять и запомнить.”
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Очень важно повторять этот утренний ритуал каждый день с упорной педантичностью. Это тяжело — разбирать свои чувства, образы и спонтанные мысли. Но нужно помнить, что стоит дать слабину перед трудностью, дать себе почувствовать ненависть, гнев и страх, как превратишься в дикое, бешеное существо, недостойное и сочувствия.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Итак, всегда нужно начинать с самого простого, в данном случае — единения с миром. Нужно немного “разогреться” перед серьезным испытанием, и к тому же, как выяснилось, это может быть весьма познавательно. О, не относитесь с пренебрежением, это очень важно: увековечить в памяти легкий ветерок, дергающий за усы; еле заметное покалывание травы, высушенной летним солнцем; легендарный запах вереска и вскопанной кроликом земли, которыми Василёк пропитался насквозь.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀А утро такое тихое, спокойное и кажется, что небо так навсегда и останется голубым, вечно ясным…
⠀⠀⠀⠀⠀⠀”Концентрация, Василёк, концентрация! Не позволяй мыслям блуждать без дела!”
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Потом ощутить себя. Пока внешне. Нужно представить себя со стороны, будто ты - не Василёк, оруженосец племени Ветра, а звёздный предок.Что подумает воитель небесного воинства, взглянув на серо-белого кота, идущего сквозь травяную пустошь? 
⠀⠀⠀⠀⠀⠀“Я иду, низко наклонив голову к земле и сильно прищурившись, спрятав глаза от солнца. Плечи напряжены, потому что я устал после долгого пути. Долгий путь… В моей шерсти запутался чертополох и колосья ржи, на конце хвоста болтается жучок. Бабочка? Возможно. Мой разум сосредоточен, и это читается в морде, в складках у рта и морщинах у бровей. Я выгляжу старым, очень усталым котом. Выгляжу слабым. Слабым? Или, может, звёздный предок увидел бы что-то другое, скрывшееся под этой слабостью?” - мысленно размышлял он, хмуря переносицу и пуще закрывая глаза.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Теперь, кажется, можно переходить к самой сложной, сумбурной и откровенно неприятной части. Нет хуже наказания, чем копаться в чертогах своего больного разума, распутывая все эмоции, накопившиеся за день. Ночью (особенно ближе к утру) постоянно вздрагиваешь услышав стон товарища — кажется, что он сгибается в предсмертных конвульсиях; подпрыгиваешь на добрый метр с подстилки, едва сдерживая крик ужаса — “что с тобой? ты чего, милый, родненький?”. Сказывается жесткая уличная школа: “Ты подохни сегодня — я завтра”. Тебя не предупредят об опасности, не защитят — умри у своего знакомого на глазах, потому что ты не часть “внутреннего круга”, и ему плевать. Эта кровожадная, равнодушная школа, оставившая ему шрамы на память, вынуждает просыпаться от малейшего шороха и метаться в постели, беспомощным взглядом осматривая товарищей “Чем я могу помочь? Скажи пожалуйста, есть ли что-нибудь, что тебе нужно?”, выглядывая наружу: “Может, что-то случилось с Воробейницей?” или, прищурившись, всматриваясь в Детскую: “Может, беда с котятами? Стоит ли мне подойти к ним, спросить?”, в тщетной попытке успокоить нервы.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Вдох — выдох. Вдох — выдох.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀"Всё хорошо"
⠀⠀⠀⠀⠀⠀И Василёк медленно, неохотно переносится в собственную голову, ощущает биение разума. Он напоминает мягкую, эластичную вату, которая слишком подвержена стихийным изменениям: ночью она становится колючей и параноидальной, а днем почему-то доверчивой, доброй, и знающей всё на свете. Спроси - и добрый Василёк ответит. Но спроси он сам себя - и беспомощный оруженосец забьется в угол, отказываясь и прося не мучить его.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Время всегда идет медленно, когда он полностью погружается в себя. Вроде, кажется, прошло два часа, а на деле пятнадцать минут. Кажется, что ты уже дошел до предгорий и скоро ступишь в страну камней и карликовых елочек, но по факту прошел пятьсот метров. Закрытые глаза и путь “наугад” прибавляют этому чувству остроты - подсознательно мучаешься вопросом, не упадешь ли ты сейчас, не перейдешь ли границу. Со стороны кажется, будто он просто лунатик и, наверное, невольные свидетели уже вовсю винят его в легкомыслии. Как, мол, можно быть таким безалаберным? Но Василёк, подумав об этом, тепло улыбается: “Я поймал два кролика за сегодняшнее утро, а чуть позже пойду к границам. Кажется, хватит для одного дня”.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Он медленно идет по пыльной тропинке, неловко огибая кусты вереска и в последний момент переступая кроличьи норы. Его бормотание тихим мурчанием разносится по округе и вдруг - замирает, смененное вздохом. Василёк останавливается, распахивает глаза и удивленно осматривается по сторонам. Ему показалось, или чей-то знакомый запах мелькнул среди пшеничных колосков? Играет ли с ним воображение, или этот запах несет в себе образ серенькой кошки с грустными глазами, с тихим шепотом и слезами, прыгающими под веками, видимыми лишь опытному взгляду?
⠀⠀⠀⠀⠀⠀ - Чемерица? - шепчет он, приподнимаясь на носочках - Мне так, так хочется верить, что это ты.

+2

64

[indent] Не сказать, чтобы Чемерица когда-либо думала о себе плохо («я должна была умереть тогда, не она», «из-за меня семье пришлось уйти в ужасный зловонный город»), однако лишь по одной надежде на то, что из всех серых кошек мироздания проходящей мимо встретил именно её, одиночка «проходящего» и узнала. Тёплые медовые глаза, пушистая шерсть, хвоста по-прежнему нет, но… Не было в чертах когда-то встреченного ею путника и прежней усталости, не было неприкаянности, беспрестанной дрожи ушей, пытающихся уловить опасность. Странница блёкло улыбнулась, легко спрыгивая с насиженного места и приветственно склоняя вытянутую морду.

[indent] — Василёк? — запах. Вот только сейчас он буквально окутал одиночку, этот аромат, прогоняющий привычное любому скитальцу сиротство. Тонкое переплетение запахов множества котов с пряным, сладким вереском и лёгкой пылью, какая бывает не на протоптанных грязных дорогах, но клубами вольно носится по открытым степям, — ты изменился, — горами кот не пах совершенно, как, впрочем, и злобной разобщённостью мелких городских банд. Значит, неужели лесные племена, к одному из коих принадлежала недавно встреченная ею, мягко говоря, недружелюбная кошка? Образ невероятно доброго пушистого облака-Василька, буквально вплывающего мягко и ненавязчиво в чужие жизни, едва ли увязывался с той шипящей.

[indent] — Ты как-то говорил, когда мы встретились, что чувствуешь себя не на своём месте. Ведь это изменилось, верно? — Чемерица вновь села напротив больше-не-одиночки, обвив лапы тонким хвостом. Он был одним из немногих, от кого ей не хотелось убежать, растворившись серой тенью в сумерках вечера.

+3

65

⠀⠀⠀⠀⠀⠀Синие цветочки качаются на ветру, кивают, мурлыкают неслышную никому песенку о красоте и размеренной, мирной полевой жизни, вслушиваются в разговор. Пускай не васильки, но выписные, как акварельными красками, цветы льна вызывают умиление в сердце ласкового оруженосца; он улыбается, любуясь ими. Нежно-голубые, они тихо кружатся на своих стебельках в такт его дыханию, и он какое-то время смотрит на них, радуется, а затем переводит взгляд на другие цветы: желтый-желтый одуванчик, легкокрылую ромашку и колокольчик, понуро опустивший лепестки. Рядом с ними мечутся жучки, собирают веточки муравьи; шмели, перебирая пухлыми лапками, ищут в бутонах пыльцу; бабочки порхают над долиной; слышится жужжание стрекоз. Вокруг Василька - буйство красок, синих, голубых, белоснежных, и он смотрит на них, по-доброму улыбаясь. Чувствует лёгкость на душе от вида красивого, разноцветного полотна. А затем - тихий, взволнованный вздох - смотрит на серое, совсем непохожее на полевой цветок, хрупкое растение.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Смотрит на росточек чемерицы, который побледнел от северного ветра, черты которого стали холодными и суровыми, под стать каменистой земле и колючим снежинкам, цветущий белыми лепестками, но теряющий их от любого неверного движения, шага или тихого слова. Василёк присел рядом с Чемерицей, и робко улыбнулся. Ему было неуютно, и это чувство боролось с радостью, он ведь так долго не видел её, боялся, что она умерла. И все-таки… близость с одиночкой была так непривычна; он понимал, что должен быть агрессивен, шипеть и замахивается лапой: "Прочь, прочь!". Должен чувствовать ту самую агрессию, которую так долго взращивал в своем мягком и любящем сердце. "Потому что одиночки опасны," - твердила ему упрямая преданность - "одиночки должны быть изгнаны с ветряных земель. Им нельзя здесь быть, ни в коем случае", но другое чувство спорило: "Но я её знаю. Это не просто безликий одиночка без имени и связей, это Чемерица. Я же помню её, помню. Разве можно так? И... мы не на территориях ветра, мы на сеновале, посреди пустынного поля. Почему я должен злиться? Разве я должен? Разве я могу, могу ли?"
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Он неожиданно почувствовал стыд. "Это не просто воинский закон," - подумал он, тяжело вздохнув  - "это вопрос долга, вопрос бывшего… не товарищества, но знакомства, которое обязывает…" - но голос разума затих, смененный волнением, и тут  - в этот момент Василёк, не в силах глядеть на Чемерицу, посмотрел на цветочки цикория  - он смутился от того, что за луны племенной жизни похорошел, стал здоровым и сильным, а она…
⠀⠀⠀⠀⠀⠀“А она всё голодная, худая, как веточка березы…” - подумал он, покраснев до ушей.  Случайно встретившись с ней взглядом, ученик тут же опустил голову и почувствовал, как сердце защемило от раскаяния.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀— Василёк? - тихо сказала девочка, смотря на ученика своим особенным, проницательным взглядом - Ты изменился.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Он неопределенно пожал плечами, умиленными и грустными глазами глядя на ростки цикория. Ее внешность, ее слова, то, какими интонациями она говорила, всё это вызывало сильный приступ горькой ностальгии, и воспоминания накатывали волнами, и почему-то везде слышался укоризненный голос Чемерицы, и из тумана глядели ее печальные глаза. И теперь, сидя рядом с ней, касаясь своим косматым боком ее серебристого, он особенно ярко, особенно остро чувствовал, насколько их пути разошлись за последние луны, что его прошлое отделилось от него, и он стал совсем другим.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀А Чемерица… изменилась ли она? 
⠀⠀⠀⠀⠀⠀— Ты как-то говорил, когда мы встретились, что чувствуешь себя не на своём месте, - заговорила кошка - Ведь это изменилось, верно?
⠀⠀⠀⠀⠀⠀ - Изменилось, - согласился он, и в глазах засверкало стыдливое счастье  - Теперь всё совсем по-другому. У меня есть семья, настоящая, представляешь? В которой меня принимают и любят; которую я люблю всем сердцем и которой верен каждой шерстинкой. Там есть котята, которых я люблю, как собственных малышей. Там есть кошки, которые стали мне сестрами. Есть коты, которые заменили мне родителей…
⠀⠀⠀⠀⠀⠀ Его вдохновлённая речь потухла, стоило ему пересечься взглядом с Чемерицей. Он покраснел и смущенно улыбнулся.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀ - Ты и сама знаешь, как мне важно, - пробормотал он, опуская голову.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀ - А ты? Ты выросла, - через некоторое время сказал Василёк, не поднимая головы и всё рассматривая цветочки льна - Ты стала очень красивой девочкой, Чемерица. Чемерица, - задумчиво повторил он и замолчал, неловко переминаясь с лапы на лапу.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Было такое чувство, что он говорит какие-то неправильные вещи. Что-то, казалось, сверкнуло в зеленых глазах, и оруженосец почувствовал себя неловко, сконфузился и сжался, как пристыженный котёнок. Казалось, что всё это уже давно ей было знакомо и было не тем, что нужно.  Слова о её красоте почему-то показались пустой формальностью, а размышления о новом доме - самодовольным лепетом кота, ослепшего от собственного счастья.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀“Она ведь ждет иного ответа, иного разговора.” 
⠀⠀⠀⠀⠀⠀И добрый Василёк хотел бы дать ей желаемое, очень хотел бы…
⠀⠀⠀⠀⠀⠀"Если есть что-то, что я могу сделать для тебя, то попроси. Я честно постараюсь"
⠀⠀⠀⠀⠀⠀  - Если есть что-то… - но он не договорил.
⠀⠀⠀⠀⠀⠀Втянул голову в плечи, нахмурил брови и беспомощно отвернулся. "Я не могу предлагать такое,” - с мучительным сожалением подумал он - “Одиночка ведет в племя других одиночек? Так нельзя… никому бы не понравилось”. Пряча глаза от Чемерицы, он тихо шепнул:
⠀⠀⠀⠀⠀⠀ - Я даже помочь тебе не могу. Прости меня, пожалуйста. Мне так хочется сделать что-то хорошее, чтобы ты не мерзла, не была голодной… -  и голос опять затих, смененный робостью и стыдом.

+2

66

[indent] Василька было непривычно много, даже слишком — и речь вовсе не шла о невероятно тёплой пушистости, коей на манер шара вечно окружён этот кот. Говорит тихо, взгляд отводит, мягко улыбается — казалось бы, отчего тут тревожиться, можно лишь купаться в чужом приветливом умиротворении, вдыхая привычно нежное, голубое и лёгкое, словно прикосновение лепестка лазурного цветка. Однако светлое, цвета весеннего неба, спокойствие Василька больше не было таковым. Каждое новое слово ощутимо отдавало яркой желтизной, словно под облаками буйно зацвели одуванчики или прели нагромождения спелой пшеницы. Пряный цвет уюта был слишком, слишком тяжёлым, и Чемерица дышала словно через раз, опасливо, коротко.

[indent] Она хотела бледно улыбнуться, окутать разговор привычной серостью гор, однако вышло лишь едва ли не испуганно отшатнуться, стоило бывшему одиночке заговорить о… Помощи. Кошка буквально чувствовала, как жёлтые-жёлтые одуванчики пачкают её шерсть, оставляя странные, не к месту разводы — и Василёк тоже чувствует, что не к месту, что им хорошо рядом друг с другом. Не вместе, а просто рядом.

[indent] — Нельзя помочь тому, кто о том не просит, Василёк, — и вот снова, обыденная серебристо-стальная честность. Чемерица коротко выдыхает, и всё же улыбается, осторожно приближаясь к доброму знакомцу. Осторожно касается скуластой мордой его плеча, прикрывая зелёные глаза. Вдыхает. Одуванчики больше не тревожат. Теперь жёлтый — просто жёлтый, ведь в цветочное поле необязательно входить, им можно просто любоваться издалека, как теперь любуется чужим счастьем серая кошка. Отходит, всё-таки сдержанно улыбается, — у нас разные дороги, однако это вовсе не значит, что иногда они не могут проходить рядом. Как там, в племенах? — и страннице искренне любопытно, — их ведь целых три? Или четыре, — Чемерица пытается припомнить, однако её необщительность всегда приводила после к таким вот неловким моментам.

+1